Пабло Пикассо: Античные сюжеты от древнегреческих мифов

Лирическим настроением проникнуты рисунки Пикассо, изображающие художника — старца с мудрым лицом Зевса и его модель — прекрасную молодую девушку (1933— 1934). Эта длинная серия разрабатывает представление Пикассо о художнике-творце и его отношении к природе — объекту его творчества. Прекрасная девушка — возлюбленная художни­ка — это символ жизни, с которой он всегда связан. В одном рисунке художник внимательно, несколько со стороны, каким-то грустно-понимающим взглядом всматривается в свою воз­любленную. В другом рисунке он задумчиво ласкает ее. Го­лова девушки лежит на руке художника, и плавная линия жен­ской щеки переходит в линию руки мужчины, создавая ощу­щение и мягкости кожи, и ласкающей нежности движения, и тонкой лирики человеческих отношений. Основная тема этой серии— любовь художника к жизни: он всегда думает о ней и глубоко лирически переживает ее, а она открывает ему все заключенное в ней богатство и многообразие своей духовной и физической красоты.
Танец с бандерильями. 1954 г .
Отправляясь от древнегреческих мифов, Пикассо создает в 30-х и 40-х годах обширные циклы рисунков, заполненных при­чудливыми фигурами полулюдей, полуживотных. Минотавры, кентавры, фавны и другие сказочные существа то мирно разгу­ливают на лоне природы, резвятся, играют на флейте, то всту­пают в сложные взаимоотношения с человеком — ухаживают за девушками, сражаются на арене цирка, участвуют в пир­шествах и т. д. В этом упорном пристрастии к разнообразной «минотавромахии» (так называется одна из графических ра­бот Пикассо) сказалась не только увлеченность художника мотивами далекого прошлого, но и очень близкая его миро­восприятию склонность ко всяческим превращениям и неожи­данным сочетаниям. Античный сюжет исполнен для Пикассо глубоким индивидуальным значением, ибо все его творчест­во — не что иное, как непрерывная метаморфоза, осуществля­емая различными средствами. Мифологические образы послу­жили ему для воплощения тех сторон жизни, которые всегда привлекали его внимание: текучесть явлений, подвижность природных форм, готовность каждой вещи предстать в другой оболочке.
Спящий минотавр. 1933 г.

Но рисунки Пикассо на античные сюжеты и темы отнюдь не носят отвлеченно-умозрительного характера. Они в большинстве случаев конкретны, исполнены жизненной прав­ды и человечности. Именно в них часто звучат мягкие, интимные ноты, мотивы праздничного веселья и элегического раздумья. И как это ни странно, здесь Пикассо гораздо чаще, чем в дру­гих работах, прибегает к бытовому правдоподобию и к жанро­вому рассказу, что сообщает этим сказочным образам реаль­ную достоверность.

Слепой минотавр. 1934 г
Минотавр спит на постели в человеческой позе, положив голову на подушку. Его огромное, поросшее шерстью тело по­луприкрыто прозрачной занавеской в мелких цветочках, кото­рые придают всей ситуации обыденно домашний вид. Рядом, у ложа, в грустной задумчивости сидит прекрасная девушка, возлюбленная или, быть может, пленница минотавра, стере­гущая сон этого несуразного, уродливого и вместе с тем тро­гательного чудовища. На другом рисунке изображен слепой минотавр. Задрав к небу свою звериную, но очеловеченную страданием голову, с искривленной палкой в руке, он неуве­ренно бредет за маленькой девочкой, исполняющей роль по­водыря. В руках у девочки букет полевых цветов; в другом ва­рианте этого сюжета она держит голубя — вечный символ на­дежды. В таких полусимволических, полуреальных сценах Пикассо смещает обычные представления о зверином и чело­веческом, о древнем и современном.
Из иллюстраций к «Лисистрате» Аристофана. 1934
В работах Пикассо на античные сюжеты находит наиболее полное выражение всегда присущее ему восхищение перед чувственной красотой человеческого тела и природы, перед эмоциональным многообразием человека. Этого мы почти не находим в произведениях Пикассо, основой которых является современность.

Пабло Пикассо: Античные сюжеты от древнегреческих мифов Read More »