Франция

Поль Сезанн: Похищение импрессионизма и старых концепций живописи XIX века

Фамилия Сезанн тянется из итальянского городка Чезанн, из которого была родня художника по отцовской линии. Сезанны перебрались во Францию и офранцузились, живя на юге, в городе Экс-ан-Провансе. Отец Поля вполне успешно создал банк и хорошо зарабатывал. Быстро разбогатев, отец Сезанна приобрел в собственность поместье Жа-де-Буффан и обзавелся семьёй. В поместье Жа-де-Буффан и родился Поль Сезанн и его две сестры.

Портрет отца Луи Огюста написанный Полем Сезанн

Учился Поль в самой престижной школе городка. Она была для обеспеченных жителей и имела богатые гуманитарные традиции. В этой школе Поль познакомился с Эмилем Золя.  Поль по настоянию отца поступил на юридический факультет в университете Экса, так как отец Поля Сезанна хотел, чтобы сын стал юристом. Но Поль учебу в университете не выдержал и бросил обучение. В тоже время Поля тянуло к живописи и  он учился рисунку в местной школе. Когда жизнь под постоянным прессом отца стала совсем невыносимой, Сезанн перебрался в Париж и очень тесно общались с Эмилем Золя, который раньше Поля ехал в Париж завоёвывать Францию и многие годы они оставались ближайшими друзьями.

Картина Поля Сезанн «Девушка у пианино»

В Париже Сезанн посещал художественные заведения, в том числе и академию Сюиса, где он и познакомился с натурщицей Гортензией, которая стала его возлюбленной.  Спустя 2 года у них родился сын, которого назвали Полем в честь папы. Отец долгое время ничего не знал про Гортензию и маленького Поля, но когда семья Сезаннов узнала об этом, то заставили сына жениться на Гортензии, к которой Поль уже остыл и увлекся маминой служанкой. Любви не было, но Сезанн и Гортензия не разводились до конца жизни и их отношения были достаточно сложные. Сезанн заболел диабетом, и от этого стал более раздражительным и вспыльчивым, а иногда просто шел на резкость сознательно, провоцируя постоянные скандалы. Старый Сезанн жил один, Гортензия с сыном отдельно, хотя они и были женаты.

Похищение. 1867 г.

Дружба с Золя тоже плохо кончилась. Но так бывает с писателями, им нужен жизненный материал, чтобы писать. Аналогичная история была у Чехова и Левитана, они тоже сильно дружили, но Антон Павлович взял да и написал рассказ «Попрыгунья». В героях все без труда узнали художника и его возлюбленную, замужнюю даму Софью Кувшинникову. Левитан даже собирался вызвать Чехова на дуэль. Но им всё-таки удалось восстановить дружбу. А Золя написал роман «Творчество», и главного героя он списывал с Сезанна. Золя показал художника вечным неудачником, покончившим жизнь самоубийством. Сезанн посчитал это предательством. Он совершенно рассвирепел, причем раз и навсегда. И эта дружба с детства кончилась разрывом.

Дом повешенного в Овере. 1872-1873

В 1860 году в академии Сюиса Сезанн также познакомился с будущими импрессионистами, которые имели огромное значение для творчества Сезанна. Первым наставником Сезанна стал импрессионист Камиль Писсарро — Сезанн даже подписывался одно время как ученик Писсарро, а затем просто друг, который его всегда поддерживал и помогал. Эта связь была особенно судьбоносной, хотя Сезанн был знаком и с другими. Поль также участвовал и в знаменитых посиделках в кафе «Гербуа», там художники обменивались идеями и спорили о живописи. Это была очень живая группа, где Эдуард Мане играл роль мэтра. Он был старше остальных и уже пережил свои самые важные художественные скандалы. Мане был признанный новатор, и это привлекало молодых. Кроме того, он был настоящим джентльменом, держал стиль и одевался всегда с иголочки.
Клод Моне рассказывал, что если в кафе приходил из мастерской перепачканный краской Поль Сезанн, то он часто вёл себя вызывающе до неприличия. Сезанн обходил всех присутствующих, чтобы пожать им руки. Но перед Мане останавливался и говорил: «Вам, господин Мане, я сегодня руки не подам, поскольку я уже неделю не мылся.» Но Сезанн был не так прост, это он, конечно, напускал на себя.

Тающий снег в Эстаке. 1870 год

В 1860-е годы импрессионисты уже созревают и вырабатывают свои живописные идеи. Сезанн участвовал в двух выставках импрессионистов, но идеи импрессионистов Сезанна совершенно не вдохновляют, у него другие ориентиры, и в дальнейшем, по разным причинам, Сезанн больше не участвовал в выставках импрессионистов. Если говорить о классике, то особое значение для него имел Тинторетто. А из современников — Курбе, Домье, Делакруа. Это видно по его тёмным картинам с драматическими сюжетами. Спустя годы, самой важной фигурой для Сезанна станет Пуссен. Но переработанный и переосмысленный. Казалось бы, холодный и рассудочный классицист Пуссен, но именно по нему «настраивается» зрелое творчество Сезанна, которое мы называем сезаннизмом. Потому что ранние картины Сезанна к сезаннизму не имеют никакого отношения, хотя их писал всё тот же человек.

Вид на гору Сент-Виктуар с Лов. 1904г

Независимо от будничных обстоятельств и личных связей, дружбы с Писсарро, Сезанн, впитав кое-что от импрессионистов, очень быстро переосмыслил это наследие и начал вырабатывать свою «систему». Сезанн вырабатывал систему антиимпрессионизма.Творчество Сезанна ознаменовало собой переход от старых концепций живописи XIX века, к совершенно новым, зародившим мир искусства XX века.

Сезанна выставляли на всемирных выставках и были триумфальные персональные выставки. При том, что всю жизнь он терпел насмешки обывателей и мастеров творчество и  Поля Сезана долгое время не признавали, но он творил потому, что попросту не мог не творить и при жизни стали знаменитым и признанным художником.

В 1906 году в Экс-ан-Провансе на пленэре, работая над картиной и не замечая непогоды, Сезанн  простудился . Началось воспаление легких, и через 2 дня его не стало.

Поль Сезанн: Похищение импрессионизма и старых концепций живописи XIX века Read More »

Жан Батист: Живописец цветов, плодов и характерных сюжетов

Портретами, натюрмортами и жанровыми сценами Жана Батиста Симеона Шардена гордятся знаменитые музеи всего мира, но сам художник за 80 лет жизни ни разу не выезжал за пределы Парижа. Сильные мира сего от Людовика ХV до Екатерины II с удовольствием давали Шардену заказы на картины, но настоящее признание он получил за то, что воспевал достоинства и благодетели «третьего сословия».

Шарден и сам не мог похвастаться знатностью происхождения. Он родился в патриархальной семье краснодеревщика, специалиста по выделке биллиардов и мебели. Отец рано отдал сына в подмастерья сначала к художнику Жану-Пьеру Казу, а потом – к Никола Куапелю. В мастерской последнего Жан Батист должен был выписывать на картинах наставника мелкие детали. Выходило прекрасно, и, вероятно, отсюда идёт любовь Шардена к жанру натюрморта. От Куапеля Шарден уходит учиться к мастеру рангом повыше – Луи Мишелю Ван Лоо, реставрировать росписи в королевской резиденции в Фонтенбло.

Тут бы, казалось, Шардену и развернуться. Но парадная живопись на мифологические темы оставляет его совершенно равнодушным. А что увлекает? Увлекают сюжеты, которые позднее стали называть реалистическими, бытовые сценки не из античности, а из наблюдаемой каждый день действительности. Его первый успех – это вывеска хирурга. В ХVIII в. под вывеской понимали полноценную большую картину, то, что сейчас мы бы назвали наружной рекламой. Такую «рекламу» с парижской разношерстной толпой, глазеющей на раненого, которому хирург, разумеется, оказывает квалифицированную помощь, Шарден и написал. Так он нащупал своё второе после натюрморта призвание – жанровые сцены.

Чего Шарден действительно терпеть не мог – так это браться за популярные в его время парадные портреты. Помпезность идеализированной «парсуны» эпохи рококо вызывала у него глухое неприятие. Шарден предпочитает совершенствоваться в жанре, который тогда не считался ни высоким, ни престижным: подражая на первых порах фламандцам и голландцам, но очень быстро находя собственную манеру, он пишет натюрморты.

Именно натюрморт открывает Шардену двери в мир французского истеблишмента. Картины «Скат» и «Буфет» делают его известным. В жанрах, считавшихся низкими, Шарден достиг такого совершенства, что его принимают в закрытую Королевскую академию живописи и ваяния, причем с замечательной формулировкой «живописец цветов, плодов и характерных сюжетов».

Гранаты и виноград

В Академии уравновешенный и глубоко порядочный Шарден сделает карьеру: в разные годы он получал хорошие должности – советника, казначея. Но на путь академического искусства Шарден так и не встал. От натюрморта он переходит к жанровым сценам и портретам и именно этим, пожалуй, обессмертит своё имя в искусстве. Впервые благодаря Шардену на сцену французской живописи выходит мелкая буржуазия, «третье сословие». И не просто выходит – а громко заявляет свое законное право на признание.

Еще недавно это было немыслимо. Изобразительное искусство превозносило гедонистический быт аристократии, популярностью пользовались идеализированные портреты вельмож и великосветских красавиц. А Шарден пишет тех, кто до него особого интереса для искусства не представлял. «Рукодельница» и «Прачка», «Вернувшаяся с рынка» и «Трудолюбивая мать», «Мойщица посуды» и «Женщина, чистящая овощи» — все они вызывают у Шардена не только жадный интерес художника, но и живую человеческую симпатию. И кто сказал, что интимный быт придворной прелестницы интереснее того, как кухарка чистит томаты? «Кто сказал, что художник пишет красками? – однажды заметит Шарден своему оппоненту. – Красками мы пользуемся, а пишем — чувством».

Прачка

Личная жизнь Шардена не была безоблачной. Он дважды был женат. Трагически потерял первую жену и дочку, оставшись с маленьким сыном на руках (позднее сын также станет художником). Второй раз Шарден женился на Маргарите Пуже – портрет постаревшей добродетельной Маргариты, выполненный в технике пастели, станет одним из последних шедевров мастера. В этом браке тоже родится дочь, которая проживёт совсем мало. А когда Шардену будет за 70, его настигнет еще один удар: сын-художник отправится путешествовать по Италии и без вести исчезнет. Но живописная семейная тема у Шардена никогда не окрасится трагизмом. Дети и женщины – центральные персонажи в его творчестве («Мальчик с волчком», «Карточный домик», «Заботливая няня», «Молитва перед обедом») – выглядят благополучными и вполне счастливыми. Жанровые сценки Шардена из домашней жизни проникнуты лиризмом и теплотой. Высокая «поэзия обыденности», пожалуй, прославила его имя не меньше, чем тончайшее мастерство колориста.

Дени Дидро, один из главных властителей дум от Парижа до Петербурга в XVIII веке, утверждал, что никто не сравнится с Шарденом в умении воспроизводить правду жизни: «Так бы и схватил одну из его бутылок за горлышко, если бы захотелось пить…»

Жан Батист: Живописец цветов, плодов и характерных сюжетов Read More »

Эдуард Мане: Гений и художник-новатор современного искусства

Эдуард Мане родился в аристократической семье и мог заняться политикой или наслаждаться светской жизнью. Вместо этого он посвятил себя живописи и создал уникальный стиль, в той или иной мере повлиявший на творчество Клода Моне (Oscar-Claude Monet), Огюста Ренуара (Pierre-Auguste Renoir), Поля Сезанна (Paul Cezanne), Анри Матисса (Henri Matisse), Пабло Пикассо (Pablo Picasso) и других художников.

Его творчество стало переходным звеном между реализмом и импрессионизмом. За это Эдуарда Мане называют последним из великих художников-классиков и первым представителем современного искусства.

Фрагмент «Автопортрет с палитрой»

В 16 лет Эдуард Мане столкнулся с решительным протестом отца против дальнейшего художественного образования. Компромиссным решением стала морская школа. Юноша отправился в путешествие на учебном судне, но и на нем учился писать морские пейзажи и портреты членов команды. Экзамены в результате были провалены, но качество рисунков убедило отца в творческом призвании сына.

С 1850 года Эдуард Мане посещал мастерскую академиста Томаса Кутюра, копировал старых мастеров и совершил несколько поездок по Европе. Спустя 6 лет он открывает собственную мастерскую. Уже тогда картины молодого художника сильно отступают от традиций академизма и реалистично отражают действительность в стиле Гюстава Курбе (Gustave Courbet). Критики и члены жюри Салона, где молодой художник мечтает выставляться, плохо воспринимали эти работы. Похвалы удостоился лишь «Испанский певец».

 

Постепенно художник сближается с импрессионистами и постимпрессионистами. Его друзьями становятся Клод Моне, Эдгар Дега (Edgar Degas), Поль Сезанн, Камиль Писсарро (Camille Pissarro) и Берта Моризо (Berthe Morisot). Но выставляться с импрессионистами Эдуард Мане не хотел. Он снова и снова пытался добиться признания в официальном Салоне, понимая, что это вопрос времени.

Хотя Мане никогда не ставил себе цель эпатировать общество, две его работы спровоцировали настоящий скандал. Это выставлявшиеся в Салоне отверженных «Завтрак на траве» и «Олимпия». Последняя вызвала беспрецедентный шквал возмущения со стороны почтенной публики, которая привыкла видеть на картинах прекрасных Венер, но не дам полусвета.

Завтрак на траве

Вершиной творчества этого мастера считается поздняя картина «Бар в Фоли-Бержер». Она в полной мере демонстрирует метод Мане: техническое совершенство, отточенное копированием классиков и годами работы, сочетается с современным автору сюжетом. В центре внимания произведения — красивая и несколько грустная девушка, погруженная в свои мысли. За ней, будто мираж, отражается в зеркале зал, полный шумной публики. На переднем плане — искусно исполненные натюрморты с цветами, фруктами и шампанским. В верхней части видны электрические светильники, как дань техническому прогрессу.

 

Эту работу часто приписывают к импрессионизму, поскольку на ней изображено мимолетное мгновение. В отражении видно, что к девушке подошел посетитель. Через секунду он окликнет ее, и эта хрупкая задумчивость уступит место рабочей суете.

Эдвард Мане как гений и художник-новатор искусства влияет на современных художников и ценителей искусства.

Эдуард Мане: Гений и художник-новатор современного искусства Read More »

Винсент Виллем Ван Гог: Феномен или убийца искусства?

Ван Гог везде. Его работы выставляются в галереях, репродукции в арт-кластерах, о нём снимают фильмы, его картины оживляют в мультимедийных кинотеатрах, его портреты печатаются на одежде, его письма к брату читают люди, его мочка – это легенда, его видение – это новаторство, о нём говорят, его копируют, его любят, его обожают. Ван Гог самый популярный и узнаваемый художник современности. Но что же стоит за всей любовью масс к Винсенту Ван Гогу и почему Ван Гог убивает искусство?

Автопортрет с отрезанным ухом и трубкой

Сможете ли вы называть хоть одну картину Ван Гога, кроме, очевидно, всех автопортретов художника, ирисов, подсолнухов и Звёздной ночи? После минуты ваших раздумий, я уверен, что большинство читателей этой статьи впадут в некое состояние фрустрации, ведь многие из вас считают, что достаточно хорошо ознакомлены с творчеством художника. Но, к сожалению, это не так. За небольшим исключением, знание о той или иной работе Ван-Гога получено вовсе не из порыва собственной воли к тому, чтобы узнать о ключевых картинах художника. Вовсе нет, наоборот, люди лишь стали жертвами массовой культуры, в которой культивируется образ Ван Гога и его эстетических работ. Скорее всего, вы видели ключевые работы художника в социальных сетях, в группах, в которых выкладываются совершенно одинаковые картины Винсента, которые, по мнению многих, уже стали классикой. Но большинство из тех, кто восторгается звёздными ночами Ван-Гога, восторгается ими не потому, что они считают эту картину апофеозом гения постимпрессионизма, а лишь по той причине, что эта картина обожаема другими. Проблема заключается в том, что все те, кто признаётся, что его любимый художник – это Ван Гог, даже не знают о существовании “Звёздное небо над Роной”, “Едоки картофеля”, которые были написаны в самом начале пути Ван-Гога, как художника, или знаменитая картина “Комната в Арле”. Звёздные ночи – это то, что чётко характеризуют всю любовь общественности к Ван Гогу. Не символические образы, не инновационный подход к искусству, а лишь тот навязанный эстетический образ, который стал символом массовости. Конечно, все гениальные работы, будь то работы Сезанна, Гогена, Моне, Мане, любого другого импрессиониста или постимпрессиониста, все они в следствии становится популярными и массовыми. Но работы Винсента Виллема Ван Гога перешли все возможные черты. Они начали порождать невежество.

Возможно, вы возразите, сказав, что картины Ван Гога – это лишь дополнение к личности безумного, но бесконечно свободного художника. Но тут же появляется вопрос, что вы на самом деле знаете о Ван Гоге? То, что он бомжевал? Все вы, как мною ранее было сказано, слышали про мочку уха. Хотя, уверен, что вы слышали, что сам он отрезал целое ухо, но не суть. Но знаете ли вы причину? Знаете ли причём здесь вообще проститутка или Поль Гоген? Поль Гоген, один и зачинателей постимпрессионизма, был приглашён Винсентом творить вместе в одном доме и создать небольшой артель художников. Вскоре, Поль переехал к знаменитому автору, что стало, по его мнению, ошибкой. Постоянные припадки Винсента лишь мешали, а не помогали обоим художникам творить. По этой причине Гоген решил уехать от Ван Гога, чем вызвал его гнев. Затем Поль бежит от сожителя, оставляя Ван Гона одного. Последний решается отрезать мочку своего уха, а затем подарить его проститутке. Конец. В жизни Ван Гога существует множество других интереснейших фактов. И, по-моему мнению, если вы утверждаете, что Ван Гог ваш любимый художник, то стоит ознакомиться с ними.

Не зная хотя бы ¼ картин художника, зная лишь поверхностные факты о его жизни, люди утверждают, что любят его, не только лишь из-за того, что сам Ван Гог чрезвычайно эстетичен и его картины можно приклеить на кружку или футболку, а любят за всё то, что он делал при своей жизни. Задаюсь уже этим вопросом не первый раз, знаете ли вы о нём что-то, кроме поверхностных фактов, которые вы прочитали где-то в какой-то группе? И уверены ли вы, что ваша любовь – это не продукт конформизма, выражающегося в потребности любить то, что другие считают высоким? Задайте себе вопрос, ваше отношение к этого художнику не может обуславливать любовью к массовому образу художника, а не к самим работам мастера? Если ответ положительный, то я бы хотел привести вас к тому, что называется “феномен Ван Гога”.

Подсолнухи

Почему же этот пресловутый феномен убивает искусство? Многие люди, услышав поверхностную информацию о том или ином культурном явлении, начинают эту информацию аккумулировать, создавать некий образ, который нередко бывает ошибочным, по той причине, что знание о самом культурном явлении неполное. Эти образы ведут к невежеству. Когда человек перестаёт капать, думая, что имеющее у него знание полное, он обрекает себя на то, что само знание будет неполным. Но как это связано с Ван Гогом и искусством вообще? Все мы постоянно слышим о роли Ван Гога в мировом искусстве, о его гении, его личности, о его вкладе в Нидерландскую культуру. Когда мы видим вещи с его портретами, книги о нём, у нас складывается некий образ самого искусного деятеля культуры.

Два подсолнуха

Вот он, Ван Гог. Он апофеоз искусства. Конечно, я не отрицаю гениальность художника, но проблема заключается в том, что Ван Гог не является никаким апофеозом. Вообще, в искусстве нет никакого апофеоза, да, у искусства есть уровни, но нет предела. Из этого вытекает проблема, что знание о Ван Гоне не делает вас ценителем прекрасного, ценителем живописи. Знание о Ван Гоге делает вас лишь человеком, который знает о Ван Гоге. К моей надежде, если вы изучили несколько картин, посмотрели фильм о художнике, изучили его биографию или сделали хоть какое-то минимальное усилие, чтобы понять, каким был знаменитый художник, то тогда вы можете называть себя ценителем Ван Гога, а не всего искусства в целом. Вокруг него не крутится всё мировое искусство. А из этого вытекает уже вторая проблема. Массовое культивирование образа художника приводит к культурной стагнации и отказу от принятия других форм искусства, ранее незнакомых и отличных от тех, которые представляет нам Ван Гог.

Но, к сожалению, многие люди не решаются даже подкапнуть и узнать о личности Автора “Подсолнухов” что-то больше, чем то, что им и были нарисованы эти “Подсолнухи”. Тем самым, думая, что поняли на чём стоит искусство, люди считают, что дальнейшее погружение в тему бессмысленно. Им комфортно думать, что ничего лучше Ван Гона быть уже не может, ведь недаром все же так восхваляют автором. Но чем быстрее эта идея будет распространяться, чем быстрее невежество и поверхностное знание о предмете речи будет становится нормой, тем быстрее люди начнут забывать про другие шедевры, менее массовые и более элитарные. Феномен Винсента Ван Гога страшен тем, что благодаря ему люди погружаются в ощущение знания, когда это знание ограничено, оно искажено. Именно поэтому, не останавливайтесь на Винсенте Ван Гоге. Продолжите с Гогена, с Густава Климта, с Шиле, идите к Мунку, к любым другим художникам. Мы должны разрушить феномен Ван Гога. Только вы являетесь теми, кто способен это сделать, поэтому узнавайте о других художниках, не покупайте паспортные обложки со всеми надоевшими “Звёздными ночами”, не ограничивайте себя и прославляйте искусство.

Винсент Виллем Ван Гог: Феномен или убийца искусства? Read More »

Корзина для покупок
Прокрутить вверх