Николай Ибраев: Мятежный дух в поиске сакрального

Неординарный и своеобразный художник Николай Ибраев, мятежный дух которого постоянно находится в поиске сакрального.

Родился в 1987 году в г. Москве. Окончил Йошкар-олинское художественное училище, затем продолжил обучение в академии им. А.Л. Штиглица. Участвовал в региональных и всероссийских выставках, проводимых Союзом художников России. В настоящее время основной деятельностью является роспись стен в Москве, Петербурге и других регионах России. Занимается преподавательской деятельностью в Канаде (г. Монреаль), России (г. Санкт-Петербург): живопись, рисунок, композиция, история искусств, технологии старых мастеров.

Николай Ибраев молодой петербургский художник, которого уже заметили галеристы. Его творчество и видение неоднозначное: от черного к белому, темное — светлое. Тем самым получается интересные работы: КинкПанк, Тяжесть и сталь, Молчаливая литургия, Интерьер святой Анны, Мы — тлен, Андрей Рублев, Садко, Благоверный князь Александр Невский и т.д. Если посмотреть на галерею картин Николая, то начинаешь задумываться о бренности и чистоте бытия.

«Поистине видимое есть образ невидимого.»

Научившись расшифровывать художественные послания, можно найти многие ключи к пониманию бытия, не только самого художника, но и своей жизни и поиска вечного сакрального, поскольку все образы взаимосвязаны со всеми элементами существования.

Согласно Библии, черный был первым и единственным цветом на земле, но в конце концов появился свет, который ознаменовал появление жизни. Так черный был определен как безжизненный, и на долгие годы за ним закрепилась дурная слава цвета смерти.

Белый цвет  использовалась в тех магических ритуалах первобытных людей, в которых они апеллировали к силам добра и жизни или защищались от воздействия злых духов и божеств. Белый цвет притягивал добрых богов и отпугивал злых. Наиболее важными из этих ритуалов были те, которые посвящены рождению, инициации, браку и смерти. Именно белый защищал от сглаза и порчи. И использование его в ритуалах, связанных с похоронами тоже было логичным: он давал надежду на новую загробную жизнь.

Художник находится в постоянном поиске и временной трансформации: черное — это хорошо или плохо!? белое — это трагедия или праздник!?

Надеюсь, вы теперь понимаете сложность и душевную мятежность в картинах Николая Ибраева, только истинные ценители искусства смогут погрузиться и понять творческие метания, но в тоже время, и жизненную силу картин художника.

Николай Ибраев: Мятежный дух в поиске сакрального Read More »