Иконография

Андрей Рублёв: Смиренный нрав, «исполненный радости и светлости»

В страшные времена войн и усобиц XIV–XV веков на Руси появился великий иконописец Андрей Рублёв.
Сохранилось представление о Рублёве, как о человеке доброго, смиренного нрава, «исполненного радости и светлости». Ему была свойственна большая внутренняя сосредоточенность. Все созданное им – плод глубокого раздумья. Окружающих поражало, что Рублёв подолгу, пристально изучал творения своих предшественников, относясь к иконе как к произведению искусства.
Хотя имя Рублёва упоминалось в летописях в связи со строительством различных храмов, как художник он стал известен лишь в начале двадцатого столетия после реставрации в 1904 году «Троицы» – главнейшей святыни Троице-Сергиевой лавры, самого совершенного произведения древнерусской живописи. После расчистки этой иконы стало понятно, почему Стоглавый собор постановил писать этот образ только так, как его писал Рублёв. Только тогда начались поиски других произведений художника.
Андрей Рублёв родился в конце 60-х годов XIV века в небольшом городке Радонеже неподалеку от Троице-Сергиевой лавры. По всей вероятности, в юности Андрей был послушником этого монастыря, а потом принял сан монаха.


Во время Куликовской битвы в 1380 году Рублёв уже входил в княжескую артель мастеров, которая переходила из города в город и занималась строительством и украшением церквей. В то время на Руси возводилось много церквей, в каждой из которых должны были работать иконописцы.
Невозможно последовательно проследить творческий путь Рублёва, потому что древнерусские художники-иконописцы никогда не подписывали и не датировали свои работы.
Дошедшие до нас исторические свидетельства о жизни и творчестве Андрея Рублёва крайне бедны хронологическими данными и во многом противоречат друг другу. Бесспорны лишь два сообщения, фигурирующие в летописях под 1405 и 1408 годами. Вот первое, где говорится о том, что Феофан Грек, Прохор с Городца и Андрей Рублёв начали работу над иконостасом Благовещенского собора Московского Кремля. «Тое же весны почаша подписывати церковь каменую святое Благовещение на князя великаго дворе, не ту, иже ныне стоит, а мастеры бяху Феофан иконник Грьчин да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев, да того же лета и кончаша ю». Исследователи установили, что Рублёв написал для собора одну из лучших своих икон – «Преображение». Об этом пишет и В.Н. Лазарев: «Особенно хорошо «Преображение», выдержанное в холодной серебристой гамме. Надо видеть в оригинале эти серебристо-зеленые, малахитово-зеленые, фисташковые и белые тона, тонко гармонирующие с ударами розовато-лилового, розовато-красного и золотистой охры, чтобы по достоинству оценить исключительный колористический дар художника. Только прирожденный колорист мог так умело обыграть эти различные оттенки зеленого, образующие гамму редкой красоты».
По-видимому, к тому же времени относится и исполненный Рублёвым настоящий памятник книжного искусства – «Евангелие Хитрово». Это название рукопись получила по имени боярина, которому она принадлежала в XVII веке. Рукопись выделяется безупречностью выполнения. Миниатюры, заставки, фигурки зверюшек-букв – это особый мир, где все живет, все одухотворено. Здесь много выдумки, юмора, все проникнуто глубоко народным простодушием, каким овеяны наши русские сказки. Мягко вьются линии орнаментов, напоминающие стебли трав, формы листьев, цветов.

Евангелие Хитрово. Лик евангелиста Матфея

Ощущение радости и непринужденности создают легкие, светлые краски: лазоревая голубизна сочетается с нежной зеленью, алеет киноварь и поблескивает золото. «Самая замечательная миниатюра «Евангелия Хитрово» – это изображение ангела в качестве символа евангелиста Матфея, – считает М.В. Алпатов. – В этом светлом видении юношеской чистоты ярко проявилась неповторимость художественного дара Рублёва. Снова, как в иконе «Преображение», мотив круга имеет определяющее композиционное значение. Мастер превосходно решил трудную задачу – он так замкнул крылатого кудрявого юношу круглым обрамлением, что оно придает широко шагающей и парящей фигуре спокойствие и завершенность».
Ученые предполагают, что такая драгоценная рукопись, как «Евангелие Хитрово», могла быть создана на средства великого князя или самого митрополита.
Во втором сообщении 1408 года говорится о том, что мастера Даниил Черный и Андрей Рублёв отправлены расписывать Успенский собор во Владимире: «Того же лета мая в 25 начата подписывати церковь каменую великую съборную святая Богородица иже в Владимире повеленьем князя великаго, а мастеры Данило иконник да Андрей Рублев».
Владимирский Успенский собор особо почитался в Древней Руси, и великие князья московские не переставали заботиться о его убранстве. Так произошло и в 1408 году, когда великий князь Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского, повелел заменить новыми фресками утраченные части его росписей XII века.
Сохранившиеся фрески представляют фрагмент грандиозной композиции Страшного суда, занимавшей западную стену храма. Анализ стилистических особенностей помог ученым определить группу изображений, принадлежащих Рублёву: в них ощущаются артистизм, музыкальность линии, грациозность. Юношески прекрасен трубящий ангел, вдохновенно решителен Петр, увлекающий праведников в рай. Трактовка сцены Страшного суда, ее эмоциональный настрой необычны: здесь нет ощущения ужаса перед страшными карами и торжествует идея всепрощения, просветленное настроение; в этом ясно ощущается мировосприятие Рублёва.

«Страшный суд». Лик Христа

М.В. Алпатов пишет: «Исключительное место в творчестве Рублёва, во всей древнерусской живописи занимает образ трубящего ангела, возвещающего близость Страшного суда. Сама фигура отличается изяществом и легкостью, она невесомо парит в пространстве. Лицо ангела решительно непохоже на принятый в церковной иконографии тип. Художник повернул его голову почти в профиль, и это придает ему необычный в практике церковной живописи облик. В нем есть и изящество, и возбуждение, и почти кокетливая улыбка на устах. Древнерусский мастер достигает здесь выражения той ступени самостоятельности человека, которая в то время была чем-то неслыханным. Недаром это единственный в своем роде образ в творчестве Рублёва».
Долгие годы исканий, которые проявились уже во фресках Успенского собора, нашли завершение в образах так называемого «Звенигородского чина». В них Рублёв обобщил размышления своих современников о моральной ценности человека. «Звенигородский чин» – это часть иконостаса, созданного для одного из звенигородских храмов. Время создания этого иконостаса точно не известно. Сейчас от росписей в соборах сохранились только фрагменты, а из икон дошли лишь три. Они были обнаружены в 1919 году советскими реставраторами.

Икона «Звенигородского чина»

«Их создателем, – писал о звенигородских иконах И.Э. Грабарь, первый исследователь драгоценной находки, – мог быть только Рублёв, только он владел искусством подчинять единой гармонизирующей воле эти холодные розово-сиренево-голубые цвета, только он дерзал решать колористические задачи, бывшие под силу разве лишь венецианцам, да и то сто с лишком лет спустя после его смерти».
Из всего монументального замысла Рублёва сохранились только поясные изображения «Спаса», «Архангела Михаила» и «Апостола Павла».

«Лик спасителя» Андрей Рублёв

«Несмотря на то что от «Спаса» дошли только лик и часть одежды, всякий испытывает силу воздействия его проницательного взгляда, – пишет И.А. Иванова. – Это произведение показывает нам, как представлял себе художник идеальный характер человека. Внешний и внутренний облик «Спаса» глубоко национален. Он полон энергии, внимания, благожелательности…
«Апостол Павел» дан художником как сосредоточенный философ-мыслитель. Широко и мягко очерчена его фигура. Полны сдержанного звучания серовато-сиреневые с голубым тона его одежд…
Совсем другой замысел лег в основу нежного образа «Архангела Михаила». В нем Рублёв воспел тихое, лирическое раздумье поэта. Мы забываем о том, что это ангел, то есть существо «бесплотное», «небесное», – так обаятельна в нем земная красота человека, переданная Рублёвым. Как плавны очертания задумчивой фигуры архангела, сколько юной прелести в округлости его лица, как тонко отражают розовые и голубые тона его одежд светлый мир его чувств!»
Пока иконописцы работали во Владимире, на Москву двинулось войско татарского хана Едигея. Не сумев взять Москву, татары сожгли множество городов, и в том числе Троицкий монастырь. Настоятелем монастыря был игумен Никон. Он с большим рвением принимается за восстановление и украшение монастыря. На месте деревянного храма возводится в 1423–1424 годах белокаменный.
В середине двадцатых годов Даниил Черный и Андрей Рублёв были приглашены Никоном расписать новый каменный собор Св. Троицы. Эти работы Рублёва относятся к 1425–1427 годам.
Рублёв написал главную икону монастыря – знаменитую «Троицу». Три ангела – Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух – вписаны художником в треугольник и круг. Линии крыльев и одежд перетекают одна в другую, как мелодии, и рождают чувство равновесия и радостного покоя.
Особо поражает общая светозарность иконы. Художник нашел идеальные пропорции не только в решении фигур композиции. Совершенны также отношения светлых тонов, не вступающих в борьбу с контрастными темными цветами, а согласно и тихо поющих с ними гимн радости бытия.
Это мерцание цвета позволяет художнику достичь поистине симфонического звучания оркестра красок палитры. Чуть-чуть поблескивает стертое старое золото на темном от времени левкасе.
Мудрое переплетение форм, силуэтов, линий, прочерков посохов, округлости крыльев, падающих складок одежд, сияющих нимбов – все это вместе со сложной мозаикой цвета создает редкую по своеобразию гармонию, благородную, спокойную и величавую.
И только два черных квадрата на фоне – вход в дом Авраамов – возвращают нас к сюжету Ветхого завета. Светоносность «Троицы» настолько разительна, что иные иконы экспозиции Третьяковской галереи кажутся темными и красно-коричневыми.

Икона «Троица»

Вскоре после завершения работ в Св. Троице, по-видимому, умер Даниил, похороненный в Троице-Сергиевом монастыре. Потеряв своего друга, Рублёв вернулся в Андроников монастырь, где выполнил свою «конечную» (то есть последнюю) работу.
Если верить Епифанию Премудрому, Рублёв принимал участие не только в росписи церкви Спаса, но и в ее построении. Эта церковь была возведена около 1426–1427 года. Вероятно, ее фрески были написаны в 1428–1430 годах.
Рублёв скончался 29 января 1430 года в Андрониковом монастыре в Москве, который сейчас носит его имя. В 1988 году, году тысячелетия крещения Руси, Русская православная церковь причислила Рублёва к лику святых. Он стал первым художником, который был канонизирован христианской церковью.

 

Использованы материалы из книги «100 великих художников» Д.К. Самин

Андрей Рублёв: Смиренный нрав, «исполненный радости и светлости» Read More »

Иконография: Оригинальная традиция христианского сакрального искусства

В искусствознании иконография — описание и систематизация типологических признаков и схем, принятых при изображении каких — либо персонажей (реальных или легендарных) или сюжетных сцен.

Иконография (от др.-греч. εἰκών — «изображение, образ» и γράφω — «пишу») в изобразительном искусстве строго регламентированная система изображения персонажей или сюжетных сцен.

Церковная традиция учит, что первым иконописцем был святой евангелист Лука. Он нарисовал святое изображение Девы Марии, лицо, которое он сам видел. Свои первые иконы он принес самой Богоматери, которая одобрила их и провозгласила: «Пусть благодать Того, Кто родился от меня через меня, будет передана этим иконам». Есть, по крайней мере, пять высоко почитаемых икон Богородицы, написанных Святым Лукой, которые до сих пор почитаются сегодня. Также известно, что он писал иконы святых Петра и Павла. Начало иконографии можно также найти в картинах катакомб II и III веков.

На протяжении веков по мере обогащения искусства новым содержанием иконографические схемы постепенно менялись. Обмирщение искусства, развитие реализма и творческой индивидуальности художников вызвали как свободу истолкования старых иконографических схем, так и появление новых, менее строго регламентированных.

Иконография – оригинальная традиция христианского сакрального искусства, и она была неотъемлемой частью поклонения и мистической жизни христиан с апостольских времен. В восточно-христианской традиции иконы называют «окнами в небо», они вдохновляли и окрыляли миллионы верующих и временами были инструментами для демонстрации Божьего чудесного заступничества в жизни человечества.

Иконография, как неотъемлемая часть христианской жизни, была предметом большого спора в VII и VIII веках. В это время в Византийской империи появилось так званное движение иконоборцев, противников икон. Иконоборцы с подозрением относились к любому священному искусству, изображавшему людей или Бога, и требовали уничтожения икон. Иконопочитатели (поклонники икон) наоборот энергично защищали место икон в жизни Церкви. Иконоборчество, возможно, возникло под влиянием еврейских и мусульманских идей, а также отражало «пуританское» мировоззрение христианства, на всех изображениях видевшее скрытое идолопоклонство.

Идеи иконоборчества были поддержаны седьмым и последним Вселенским собором, который собрался в Никее в 787 г. н. э. Еще одно гонение на иконы византийского императора Льва III в следующем столетии прекратилось лишь когда на престол взошла императрица Феодора, она навсегда восстановила почитание икон в 843 году, и эта победа сейчас даже отмечается как «Триумф православия».

Одним из главных поборников иконопочитания этого периода был святой Иоанн Дамаскин, который написал в своем знаменитом труде «Защита икон»: «Через иконы Христа мы размышляем о Его телесной форме, Его чудесах и Его страданиях, и мы освящены… иконы святых исполнены Духом Святым».

Метод иконографии сложился в 1840 — х гг. во Франции и Германии как средство изучения средневекового искусства, его источников, связей с религиозными и литературными явлениями путём истолкования символики, аллегорий, атрибутов и т.д.
В конце XIX — начале XX вв. русский историк искусства Н.П.Кондаков использовал метод иконографии для изучения византийских традиций в средневековом русском искусстве. Американский учёный Э.Панофский выдвинул иконографию как основу, так называемого, иконологического метода исследования сюжетной стороны произведений искусства, чтобы определить их значение и смысл в контексте данной культуры, выявить отражённые в них черты миросозерцания. Обращение к иконографии не как к самоцели, а сочетающееся с разносторонним исследованием социальных и эстетических аспектов искусства, является одним из условий верного понимания художественного произведения.

Цель иконописца изображать святых не такими, какими они были в реальной жизни, а такими, какие они есть в вечности. Он передает свое видение небесного мира не через символы, такие как закаты с золотыми облаками или ангелами, играющими на арфах, а через мистические формы и цвета. Как пишет Контоглу: «Иконография выражается одухотворенными формами, абстрагированными от природных явлений, мира, который находится за пределами явлений, духовного мира».

Описанная как «богословие в цвете и линии», в иконографии традиционно используются особые художественные приемы и стилизация, чтобы донести духовный мир до зрителя. Одна из первых вещей, которые можно заметить, – это стандартизация форм святых людей. Увидев икону, мы сразу можем узнать, что это Христос, это святой Павел, это святой Николай и т. д. Обе формы Святых и состав событий из Евангелий являются фиксированными и архетипическими, хотя они будут немного различаться в зависимости от стиля иконописца.

В исторической науке иконография — система приёмов и методика определения достоверности изображения какого — либо истинного лица или события, их опознания и датировки. В ХХ в. принципы исторической иконографии распространяются на фото — и кинодокументы.

Под иконографией понимают также совокупность изображений какого — либо лица. Иконографией называется и совокупность сюжетов, характерных для какой — либо эпохи, направления в искусстве и т.д. Иконографией называется также совокупность изображений однотипных биологических объектов (например, насекомых), выполненных по определённым правилам.

С древних времен икона для русского человека является олицетворением духовности. Известно много случаев, в которых именно икона помогала русскому народу в избавлении от бед. Исцеление от неизлечимых болезней, прекращение войн, спасение во время пожаров – все под силу чудодейственным иконописным изображениям.

Иконография: Оригинальная традиция христианского сакрального искусства Read More »

Корзина для покупок
Прокрутить вверх