Лев Лагорио: Меняющиеся краски моря, сизые тона скал и воздушные дымки далей Крыма, Кавказа и Санкт-Петербурга

Лагорио Лев Феликсович (16 июня 1827- 9 декабря 1905), сын неаполитанского вице-консула из аристократического генуэзского рода, который принял российское гражданство в 1852 году, российский живописец и акварелист, профессор и почётный член Академии художеств Санкт-Петербурга.

Лев Лагорио учился в России,  был учеником и брал уроки живописи у И.К. Айвазовского.

С 1853 по 1860 годы Лев Феликсович работает за границей. Из пенсионерской поездки Лагорио привез на суд Академии более 30 готовых картин и получил (минуя звание академика) чин профессора Академии.

Картины Лагорио этих лет редко встречаются на антикварных салонах, поскольку лучшие из них давно находятся в крупнейших музеях страны. Тем неожиданней появление на XVII Антикварном Салоне картины «Окрестности Неаполя с видом на Везувий» (1860).

Л. Лагорио. Окрестности Неаполя с видом на Везувий. 1860. Частное собрание.

Выбором точки зрения с окрестных гор на дымящийся вулкан и город у его подножия Лагорио подчеркнул, что его привлекали тихие, уютные места итальянского побережья. Он находил в них особую романтику и умиротворенность.

На острове Капри. Береговые утёсы

Профессорское звание открывает для художника двери аристократических салонов Петербурга.

В 1861 году Лев Феликсович в свите великого князя Михаила Николаевича отправляется на Кавказ. Два года художник пишет кавказские виды и волею судеб оказывается вовлеченным в войну с горцами. За участие в боях получает мечи к ордену Св. Анны (орден был получен за виды Кавказа, а мечи – за военные достижения).

Кавказский вид

С начала семидесятых годов девятнадцатого века художник всё чаще пишет Крым. Нужно сказать, что во второй половине девятнадцатого века Крым становится Меккой для русских живописцев – Италия далеко и поездка в те края стоит огромных денег, а Крым – рядом.  И крымские виды ничем не уступают видам итальянским.

Л. Лагорио. Крымский пейзаж. 1891. Собрание Астраханской картинной галереи им. П.М. Догадина

Многие картины художника дошли до нас без авторских названий. Между тем крымские пейзажи Лагорио всегда конкретны: они изображают хорошо знакомые достопримечательности, а отсутствие названий лишний раз подчеркивает их известность: художник не считал необходимым специально указывать место — зрители и так должны были его знать.

С началом русско-турецкой войны (1877 – 1878 годы) Лев Феликсович становится российским корреспондентом на этой войне, а свои впечатления от увиденного и пережитого он выразил в батальных полотнах.

Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года

Современники высоко ценили творчество Лагорио, что выразилось, например, в одном из некрологов: «Мягкая «бархатная» кисть Л. Ф. Лагорио словно каким-то волшебством переносила на полотно меняющиеся краски моря, сизые тона скал и воздушную дымку дали. Это был настоящий поэт юга, южного моря и неба, поэт Крыма и Кавказа, изображению которых он с особенной любовью посвящал свои досуги».

Лев Феликсович был популярным художником, однако эта популярность не способствовала материальному достатку – художник часто обращался с просьбой о выдаче авансов в счёт будущих картин и для финансирования его творческих поездок. Уж больно кропотливо он работал над своими картинами. Писал их буквально годами, что совсем не способствовало финансовому благополучию.

Вид на Неву и Петропавловскую крепость

Лев Лагорио был влюблён в море (точнее, в морские побережья), он почти не работал с историческими темами, нам мало известны его портреты, если не считать созданного его воображением знаменитого Козьмы Пруткова. Картина «На берегу пустынных вод», его картина с Петром, есть, в своём роде, исключение.

Пётр хотел строить каменный город, но камень слишком дорог и везти его приходилось аж с волжских каменоломен. В 1714 году Пётр даже своим указом запретил каменное строительство в других городах, и все каменщики направлялись в новый город. Однако мечтам императора не суждено было сбыться при его жизни – строительство часто велось хаотично, а камень был доступен лишь для состоятельных. Весьма точно иллюстрируют «неудачу» петровской задумки слова Екатерины II: «Август говорил, что он застал Рим выстроенным из кирпича и оставит его мраморным, а я скажу, что застала Петербург почти весь деревянным и оставлю в нем здания, украшенные мрамором».

Л.Ф. Лагорио. На берегу пустынных вод. 1897 год. Холст, масло. Музей А.В. Суворова, Петербург.

Лев Лагорио неслучайно взял для названия картины строчку из поэмы А.С. Пушкина «Медный всадник». По замыслу художника, царь Пётр I стоит именно на том самом месте, где в недалёком будущем будет воздвигнут новый город, названный в честь апостола Петра Санкт-Петербургом.

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный челн
По ней стремился одиноко.
По мшистым, топким берегам
Чернели избы здесь и там, Приют убогого чухонца;
И лес, неведомый лучам
В тумане спрятанного солнца,
Кругом шумел.
И думал он:
Отсель грозить мы будем шведу,
Здесь будет город заложён
На зло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно,
Ногою твёрдой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам
И запируем на просторе…
А.С. Пушкин (отрывок из поэмы «Медный всадник»)

В 1900 году Лев Феликсович Лагорио становится почетным членом Академии художеств.

А в 1905 году художника не стало. Прах художника похоронен в Петербурге.

Лев Лагорио: Меняющиеся краски моря, сизые тона скал и воздушные дымки далей Крыма, Кавказа и Санкт-Петербурга Read More »