Михаил Нестеров: Поиск тончайших движений души народной и сокровенной силы вечно молодой России

В 1890 году никому тогда еще неизвестный выходец из далекой Уфы Михаил Нестеров ворвался в художественную жизнь Москвы, представив на передвижной выставке свой шедевр «Видение отроку Варфоломею». Картина стала сенсацией выставки, и была сразу же приобретена Павлом Третьяковым для своей галереи. Все было необычно в этом произведении — сама идея, столь непривычная для русской живописи того времени, смелое композиционное и живописное решение, пейзаж, так непохожий на пейзажи передвижников, лиричная одухотворенность мотива и невиданная доселе сопричастность к изображаемому.

М. Несторов «Видение отроку Варфоломею»

Все говорило о том, что в лице Нестерова Россия получила молодого самобытного художника, смело идущего своей дорогой в искусстве и не оглядывающегося на стереотипы и догмы прошлого. Картина повествует об эпизоде из детства Сергия Радонежского (в миру Варфоломея), великого русского святого и сподвижника, жизнь и наследие которого занимали Нестерова с ранней молодости. Согласно легенде, будучи юным пастушком и бродя по полям в поисках стада, отрок Варфоломей встретил у дуба древнего старца, который предсказал ему великую будущность и великую ответственность за судьбы своей земли. В своей картине Нестеров с невиданной доселе лиричностью, пленительностью и чистотой показал этот эпизод из жизни мальчика. Здесь, в «Видении отроку Варфоломею», Нестеров нашел ту свою мечту, что занимала его впоследствии на протяжении двадцати-тридцати лет — жизнь православной Руси, жизнь святых чудотворцев, схимников, монахов, праведников и героев духа. В продолжении этой темы были написаны такие известные картины, как Пустынник, Сергий Радонежский, Великий постриг, Молчание, Зимой в скиту, Лисичка, Дмитрий, царевич убиенный, На горах и ряд других. Своеобразным итогом религиозной темы в творчестве художника становится большая незаконченная картина На Руси (Душа народа), ставшая воплощением слов Иисуса Христа: «Будьте как дети. Ибо никто не войдет в царство небесное, пока не станет, как младенец».

М. Нестеров. «Наша Русь. Душа народа»

Художник изобразил огромную процессию, идущую вдоль широкой реки. Это религиозная процессия, так как в руках людей иконы. А впереди толпы идёт мальчик, и люди следуют за ним. В толпе, изображённой художником Нестеровым, мы видим людей всех состояний и сословий. Это и царь в шапке Мономаха и патриарх в золочёной ризе. Тут и дворяне и простолюдины, состоятельные и нищие, церковные иерархи. Тут и юродивый, тут и раненый солдат. А кое-кого можно и даже узнать, например Толстого, Достоевского, философа Владимира Соловьёва. Так Художник представил всю Россию во всей её многоликости. Возможно, вся эта многоликая толпа и есть Русь и первая часть названия картины и указывает на это, а не является ли мальчик олицетворением души народа и не относится ли к нему вторая часть названия картины?

В своих хрупких, нежных картинах Нестеров воплощает свою мечту о Святой Небесной Руси, стране, где человек и таинственная русская природа, равно чистые и одухотворенные, слились в едином божественном экстазе и молитвенной медитации. Одновременно художник создает свой уникальный тип пейзажа, получивший название нестеровского. Подобного еще не было в русском пейзажном искусстве. Наиболее близки духу Нестерова, пожалуй, только картины Левитана. Обращаясь чаще всего к природе средней полосы России, а также к родной для него природе Южного Урала (Башкирии), неброской, лишенной яркости и эффектности, он, подобно своему другу Левитану, выбирает определенные приметы, повторяя их во многих своих картинах. Привычные «элементы» нестеровского пейзажа — юные весенние деревца с тонкими стволами, белоствольные березки, маленькие сосенки, красные рябины, вербы с пушистыми сережками. Каждое из них столь глубоко полноценно и портретно, что, кажется, наделено собственной душой… Нет, не кажется… Нестеров знал, понимал, чувствовал, что каждое существо в этой Вселенной обладает душой, чувством, сознанием…

После Октябрьской Революции 1917 года писать картины на духовные темы стало смертельно опасно для жизни, о чем художник сам признавался в письмах к близким, и тогда Нестеров сосредоточился на создании портретов своих современников. Портреты эти были не плохи, а часто и весьма хороши, хотя об уровне Серова или Репина говорить не приходится. Все-таки истинным призванием Нестерова был русский мистический дух и жизнь святых русских человеков… Тем не менее, портреты художников Виктора Васнецова и братьев Кориных, писателя Льва Толстого, академиков Павлова и Юдина, скульптора Мухиной, дочери Ольги (знаменитая Амазонка) и ряд других портретов стали классикой не советской, но русской портретной живописи. До последних дней своей долгой жизни Нестеров продолжал плодотворно работать, не снижая высокого уровня своего мастерства. Последним произведением, которого касалась кисть мастера, стал Осенний пейзаж в деревне. В 1942 году Михаил Нестеров закончил свой земной путь, но память о нем и о его работах будет жива, покуда жива Россия.

М. Нестеров. «Под Благовест»

Картина «Под Благовест» была написана Нестеровым под впечатлением поездки летом 1895 года по старым русским городам. Художник был восхищен древними «высокохудожественными», как он говорил, храмами и той исторической атмосферой, которую они сохраняли.

Первоначальный замысел Нестерова заключался в том, чтобы передать разницу характеров двух монахов, погруженных в молитву. Один из них, старый, углубился в Священное писание и всем сердцем поэтически переживает его. Другой, молодой, — трезв, схоластичен и не чужд практических мыслей о церковной карьере. К счастью, художник отказался от литературности и даже анекдотичности своего первоначального намерения, не стал заниматься передачей полярных характеров средствами психологического анализа. Главное в картине — единство поэтического настроения людей и пейзажа, не нарушаемое критическими нотами. Важную роль здесь играет повтор черных выразительных монашеских силуэтов, перекликающихся с ритмом тонких весенних березок на втором плане. В глубине — одна из тех древних церквушек, которыми Нестеров любовался в Переславле-Залесском, Ярославле, Угличе, Ростове Великом. Мягкие лучи заходящего солнца заставляют ярче сверкать ее простодушные пестрые краски. Настроение весеннего пробуждения природы захватывает и людей, отрешившихся от мирской суеты, — недаром молодой монах держит в руке пушистую веточку вербы. Оба монаха — «мечтатели», писал Нестеров о своей уже законченной картине. Художник Исаак Левитан, очарованной ее поэтичностью, сказал Нестерову, что он «заставил его примириться с монахами». Название этой работы «Под Благовест» было придумано писателем В.С. Соловьевым.

Думается, наиболее трезвый и вдумчивый итог творчеству Нестерова дал известный знаток русской живописи Александр Бенуа: «Нестеров, измученный жизнью, — очень сложная, мучительно сложная натура — как будто высказал в этой картине («Под Благовест») свою собственную душевную борьбу. И в нем растет и с годами крепнет, подобно тому, как у этого юноши послушника, честолюбие, но и он в глубине души своей знает, как божественно хорошо безмятежное, бессуетное житье в Боге старика монаха; в глубине своей он все время рвется к этому миру. Быть может, если бы русское общество вернее оценило Нестерова, если бы оно дало ему возможность доразвиться в том направлении, которое было предначертано в его душе, Нестеров был бы цельным и чудным художником. К сожалению, успех толкает его все более и более на скользкий для истинного художника путь официальной церковной живописи и все более удаляет его от того творчества, в котором он, наверное, сумел бы сказать немало дивных и вдохновенных слов. Ведь является же он, рядом с Суриковым, единственным русским художником, хоть отчасти приблизившимся к высоким божественным словам «Идиота» и «Карамазовых».

Михаил Нестеров. «На горке»

 

«Люблю я русский пейзаж, на его фоне как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни и русскую душу.» М.В. Нестеров.

Михаил Нестеров. «Путник»

«Хорош божий мир! Хороша моя родина! И как мне было не полюбить ее так, и жалко, что не удалось ей отдать больше внимания, сил, изобразить все красоты ее, тем самым помочь полюбить и другим мою родину.» М.В. Нестеров.

 

«Я же могу лишь пожелать, чтобы учителя были более опытны в наблюдении природы и всего живущего в ней, чем учащиеся, чтобы они учили смотреть на природу трезво, чтобы не заводили в дебри мудреных теорий, рискованных и дорогостоящих нашей молодежи «опытов». Начало и конец учения — это познание природы, настойчивое, терпеливое изучение того, что изображают». М.В. Нестеров.

Михаил Нестеров «Три старца»

«Вот русская речка, вот церковь. Все свое, родное, милое. Ах, как всегда я любил нашу убогую, бестолковую и великую страну родину нашу!» М.В. Нестеров.

 

«Жил я своим художеством, и, худо ли, хорошо ли, прожил жизнь с кистью в руке.» М.В. Нестеров.

 

Михаил Нестеров: Поиск тончайших движений души народной и сокровенной силы вечно молодой России Read More »