Леон Бакст: Русские сезоны в Париже С. Дягилева

Не смотря на то, что Бакст был выдающимся живописцем и графиком, мировую славу он получил в качестве театрального художника-декоратора. Именно в театре Бакст полностью «обрел себя», благодаря своему тонкому художественному вкусу и тонкому знанию стилей. Он стал центральной фигурой первого периода прославленных «Русских сезонов» Сергея Дягилева, создателем живописного спектакля, в котором роль художника была едва ли не доминирующей, а единство спектакля – преимущественно оптическим.

Сотрудничество с «Русскими сезонами» имело ключевое значение для творчества Бакста. Именно в балетных постановках «Русских сезонов» в полной мере раскрылась творческая самобытность, неповторимая индивидуальность Бакста, как художника. Спектакли, оформителем которых являлся Бакст, имели широкий общественный резонанс и оказали влияние на эстетические взгляды этой эпохи, что проявилось не только в культурной, но также и в бытовой сфере жизни. Новаторство Бакста, а также исключительная красота и яркость его постановок произвели переворот в восприятии театрального искусства во всём культурном мире Запада.

Деятельность дягилевской антрепризы «Русских сезонов» имела огромное значение для развития театрального искусства в целом. В труппу русских сезонов входили выдающиеся балетмейстеры (М. Фокин), танцовщики (А. Павлова, В. Нижинский). Не менее важной была деятельность художников-декораторов, среди которых наиболее значимыми были А. Бенуа и Л. Бакст. Их деятельность способствовала реформации балетного искусства, современники характеризовали дягилевские балеты, как «движущуюся живопись» Дягилев сформулировал основную задачу руководимого им театра как неведомое старому классическому балету органическое слияние музыки, рисунка и хореографии: «Чем больше я размышлял над этой проблемой, тем яснее мне становилось, что совершенный балет может быть создан только при полном слиянии этих трех факторов». Спектакли, оформленные Бакстом, полностью отвечали этому требованию.

Ещё в своей первой работе над неосуществлённым балетом «Сильвия»(1901г) Бакст создал новую концепцию балетного костюма: заменил жёсткий корсет на античную тунику. Теперь костюм выполнял игровую функцию и соответствовал художественно-смысловому замыслу спектакля.

«Клеопатра»(1909).

Первой значительной работой Бакста для «Русских сезонов» стало оформление спектакля «Клеопатра»(1909г.). В этом спектакле со всей полнотой проявился декорационный талант художника, его чувство стиля, владение сценическим пространством, богатство палитры.

Балет представлял собой новую, обогащенную в части музыки и хореографии, редакцию спектакля «Египетские ночи» (балетмейстер- М. Фокин).

Построенная на прямых линиях и четких контурах, декорация отличалась лаконизмом и ясностью Она представляла собой большой зал египетского храма, ограниченный по сторонам рядами каменных столбов, между которыми возвышались гигантские статуи. На заднике был написан портик и виднеющиеся за его колоннадой воды Нила.

Цветовая гамма была выдержана в оранжевых (каменные колонны, столбы, скульптура) и голубых (небо, вода, пол) тонах, при этом доминировал оранжево-золотистый цвет, создававший ощущение зноя.

Работая над оформлением спектакля, художник попытался суммировать своё представление об архитектуре Древнего Египта, подчеркнуть её монументальность, строгость и торжественность.

 

Костюмы к спектаклю отличались большим своеобразием и полностью соответствовали общей атмосфере спектакля. Следует отдельно отметить мужской костюм для еврейского танца. Белая рубашка из тонкой в мелкий рисунок ткани, с глубоким вырезом и широкими рукавами подпоясывалась длинным белым шарфом, заканчивающимся кистями. Звучный цветовой аккорд вносила верхняя одежда — накинутый на спину темно-синий плащ, расписанный темно-красными с золотой сердцевиной кругами, обрамленный спереди широкой коричневой с золотом каймой. На голове танцовщика была полосатая шапка с тонкой кисточкой. Фасон головного убора, широкая обшивка, кисти — все это характерно для древнееврейской одежды, но в общем костюм представлял собой самостоятельное произведение художника.

Балет «Шахеразада» (1910).

Европейскую, а затем и мировую известность Баксту принес балет «Шахеразада». Оформляя эту постановку, Бакст выработал свой собственный ,глубоко индивидуальный стиль. В этом балете Бакст сумел создать единый целостный зрительный образ в рамках сценического пространства.

Декорации к «Шахерезаде» представляли собой следующее: на первом плане слева, под балдахином, поддерживаемым изваяниями, утопало в подушках ложе. Стены и потолок были оформлены разноцветной мозаикой и живописью. Пол был устлан мягким ярко-красным ковром, на котором выделялись разноцветные пятна маленьких ковриков. Сцена была декорирована золотыми и серебряными светильниками и фонарями. В глубине левой части сцены находились три синие двери. В торцовой стене располагались окна. Большое впечатление производил спущенный сверху шелковый изумрудный занавес. Он был украшен розовым и золотым орнаментом и располагался ассиметрично относительно сцены: местами занавес был высоко поднят, а слева почти касался пола. Эта великолепная находка впоследствии была использована художником в ряде других спектаклей.

В декорации к «Шахеразаде», так же как и в большинстве других постановок, Бакст избегал симметрии, организуя сценическую площадку свободно, так, чтобы она создавала иллюзию подлинного интерьера. Контуры большинства предметов были волнистыми, переплетающимися. Это вносило в оформление динамику, элемент взволнованности.

Отличительной особенностью декораций Бакста к «Шахеразаде» была простота планировки, сведённой к основным элементам. Восточное великолепие покоя в ханском гареме воспроизводилось немногими декоративными элементами: ярко зелёные драпировки, декорированные золотым персидским узором, широкие низкие диваны, причудливые люстры, выступающий в глубине угол стены, на которой в сгущающемся сумраке сине-зеленоватых теней вырисовывались очертания трех дверей,— все это жило на сцене игрой цветовых поверхностей.

Главную роль в декорации к «Шахеразаде» играл цвет. Яркие зеленые, синие, красные, розовые тона создавали впечатление богатства и роскоши Востока. В оформлении сцены доминировали красные и зелёные тона, их соотношение создавало атмосферу таинственной напряжённости. Костюмы отдельных персонажей и целых групп, возникая, сменяя друг друга или сливаясь в цветовые аккорды, подчеркивали и дополняли мотивы основной гаммы декораций. Они были выполнены в сине-зелёных и жёлто-красных тонах.
Эскизы костюмов к «Шахеразаде» чрезвычайно детализированы и тщательно проработаны. Например, костюм шаха включает более десяти орнаментных мотивов. Также костюмы к «Шахеразаде» характеризуются широким применением тканей, затканных золотом, большим количеством декоративных элементов( различные украшения, перья и т.д).

В «Шахеразаде» была также раскрыта ещё одна характерная черта творчества Бакста: цвет костюма и его покрой помогают выявить характер персонажа. Шаха, полководцев, евнухов Бакст рисует в просторных, широких, тяжелых одеждах, одалисок и альмей в легких, прозрачных, обнажающих руки и грудь. Костюмы Бакста задавали танцору нужный тон, способствовали его перевоплощению. Показателен в этом отношении костюм Зобеиды — плотно прилегающий лиф, длинные узкие шаровары, прорезанные по бокам и расчлененные на несколько горизонтальных частей, на маленькой головке — торчащее кверху, наподобие усиков насекомого, украшение. Костюм султанши великолепно выражал суть сценического образа.

Материалом при работе над «Шахеразадой» послужили художнику иранские миниатюры, а также турецкое и китайское народное искусство. Таким образом, в «Шахеразаде» Бакст как бы синтезировал свои представления об искусстве Востока.

Вся глубина таланта Бакста, неповторимость и глубина его творчества впервые проявились в полной мере при постановке «Шахеразады» и «Клеопатры». Последующие спектакли «Русских сезонов» упрочили славу Бакста, как декоратора. В этот период своего творчества он создал ряд замечательных работ, изменивших традиционные представления о балетном спектакле, который, благодаря работе художника, воспринимался как единое оптическое целое.

Леон Бакст: Русские сезоны в Париже С. Дягилева Read More »