скультптура

Степан Эрьзя: «Большой поэт, поющий песнь железу, гипсу, мрамору» или «Русский Роден»

«Эрьзя — эпоха! Эрьзя — большой поэт, поющий песнь железу, гипсу, мрамору, такие, как Эрьзя, приходят в мир в сотни лет раз!» — писали о нем.

Степан Дмитриевич Нефёдов, выдающийся скульптор XX века, известен всему миру под именем Эрьзя. Этот псевдоним он взял в честь маленького талантливого мордовского народа, к которому принадлежал.

С.Д. Эрьзя родился 27 октября (8 ноября) 1876 года в селе Баево Алатырского уезда Симбирской губернии в в многодетной бедняцкой семье эрзянского крестьянина. Его первыми художественными впечатлениями были вышивки матери, резьба по дереву старшего брата и поделки отца из корневищ и сучьев деревьев, которые он приносил детям из бурлацких походов по Волге.

Художественные способности Степана проявились очень рано — замкнутый и необщительный по характеру, он мог часами рисовать мелом и углем, лепить фигурки людей и животных из глины. Отец, Дмитрий Иванович, первым заметил природные способности мальчика и отдал его учиться в церковно-приходскую школу села Алтышева, а затем в иконописные мастерские Алатыря под Симбирском, потом в Казани.

Поворотным моментом в жизни будущего скульптора оказалась встреча с произведениями М. Врубеля на Нижегородской выставке в 1896 году. Сильнейшее впечатление на юношу произвела врубелевская «Принцесса Греза».  Он впервые всерьез задумался о необходимости получения профессионального художественного образования и тут же сказал хозяину иконописной мастерской: «Поеду в Москву учиться, больше иконы писать не буду».

В 1901 году Степан Нефедов, при поддержке местного помещика Н.П. Серебрякова и на собранные алатырской интеллигенцией деньги, поехал в Москву, где в 1902 году поступил в Московское Строгановское училище живописи, ваяния и зодчества на живописное отделение. Его учителями были такие художники, как И.А. Касаткин, К.А. Коровин, В.А. Серов, А.Е. Архипов, Л.О. Пастернак. В 1903 году он перешел в скульптурный класс к Сергею Михайловичу Волнухину. Именно учась на скульптурном отделении, Степан Дмитриевич и начал подписывать свои произведения псевдонимом «Эрьзя».

Судьба бросала Эрьзю в разные концы планеты: он жил в Италии, Франции, дольше всего — в Аргентине.

Завершив курс в Училище живописи, ваяния и зодчества у скульптора Сергея Волнухина, в 1906 году он отправляется в Италию — пополнять образование. Пережил нужду и лишения, но это лишь закалило характер: Эрьзя поклялся добиться признания. Уже в 1909 году он был единственным от России на Всемирной выставке искусств в Венеции, где показал мраморную скульптуру «Последняя ночь осужденного перед казнью».

«Последняя ночь осужденного перед казнью»

Через год Эрьзя «гремел» на Международной выставке в Ницце, на Всемирной выставке в Риме. Вскоре он обосновался в Париже, где приобрел мастерскую по соседству с Роденом, а в 1913 году с успехом провел первую персональную выставку.

В годы становления Советского режима в нескольких городах решили воздвигнуть символ нового труда. Так и появились памятники «Освобождённому труду» (Специалисты насчитали около 7 штук. Например, в Петрограде и памятник Уральским коммунарам и из мрамора «Освобожденный труд».)

Памятник «Освобожденный труд » в г. Свердлове
Памятник «Освобождённому труду» в Петрограде

В Москве он должен был стоять около храма Христа Спасителя. Скульптура напоминала античные статуи, а из одежды только молот в руках. Комиссия, накануне посмотрела на эскизы, выставленные в Пушкинском художественном музее и раскритиковала творчество, за ночь на мужика «одели» фартук. Впрочем, есть воспоминания художницы В.М. Ходасевич:

«Первые ряды уже вступали на площадь и, окончательно ошеломленные, останавливались перед скульптурой непристойно белого, гипсового, мускулистого «Пролетария» и медленно обходили его вокруг. Начались такие высказывания, что хоть я и помню их, но неловко это написать, хотя многое было даже остроумно».

Скульптора заставили срочно «одеть» монумент в фартук». Даже речь Ленина на открытии не спасла положения. Демонтировали в Москве очередного освобождённого от труда в 1925 г.

В Латинскую Америку Эрьзя попал с миссией «пропаганды советского изоискусства»: в 1926 году Наркомпрос направил его в зарубежную командировку для показа своих работ. После Парижа, где вновь звучали восторженные отзывы в прессе, он принял предложение устроить выставку в Монтевидео, но не получил визы в Уругвай и осел в Аргентине. «Русский маэстро» снискал там небывалую популярность, много выставлялся, приобрел множество премий и почетных званий, делал портреты государственных мужей, создавал гигантские памятники.

В Аргентине Эрьзя нашел свой любимый материал — сверхпрочные сорта южноамериканской древесины — альгарробо, урундай, кебрачо — из которых создал большую часть своих гениальных скульптур. Любимым материалом Эрьзи стала кебрачо (квебрахо) — от исп. quiebra-hacha — «ломать топор» — и объясняется высокой твёрдостью древесины этих деревьев.

Степан Эрьзя редко продавал свои скульптуры. В очень немногих музеях и частных коллекциях есть его произведения.

Некоторые скульптуры Степана Эрьзи поражают не только творческой фантазией художника, но и размерами. Необыкновенное впечатление оставляет сочетание грубых структур натурального дерева с с изящным рисунком.

Однако ностальгия звала его на далекую родину. Лишь в 1950 году, после нескольких лет ожиданий, Эрьзя получил разрешение Сталина и смог возвратиться в СССР. Он привез с собой десятки работ, которые подарил государству. Но официальная советская критика долго бойкотировала его творчество. Не «помог» скульптору и исполненный им портрет Сталина — его можно видеть в экспозиции в ГТГ.

Легендарный ваятель вызвал горячие симпатии московской интеллигенции — люди стекались в тесный подвал на Новопесчаной улице, где трудился маэстро.

Скончался скульптор-труженик за работой в своей мастерской в декабре 1959 года в Москве, а похоронен в Саранске. После смерти С.Д. Эрьзи его произведения вернулись на родину мастера — в Мордовию.

Автопортрет

Бессмертные произведения мордовского гения хранятся сегодня в столице Республики Мордовия городе Саранске в музее, носящем имя скульптора. Именно там можно не только увидеть работы мастера, но и узнать много интересного о его судьбе.

Масштабная коллекция произведений Эрьзи — гордость МРМИИ, основанного в Саранске в 1960 году. Сын потомственного волжского бурлака из племени эрьзя обессмертил этническую группу Мордовии, к которой принадлежал и чье название сделал своим артистическим именем. Вернувшись на склоне лет на родину, мастер передал в дар государству свыше 200 работ. Большинство их хранится в Саранске, около 30-ти вошли в собрание Государственного Русского музея. Государственная Третьяковская галерея обладает лишь тремя скульптурами Эрьзи.

Творчество Степана Эрьзи — проявление духовного могущества народа, яркое свидетельство его созидательных возможностей. Малая родина всегда была центром духовного притяжения, рождала темы и образы, воплощенные в великих творениях мастера. Здесь он приобщался к богатым традициям культуры своего народа, здесь шло становление первых профессиональных навыков.

Степан Эрьзя: «Большой поэт, поющий песнь железу, гипсу, мрамору» или «Русский Роден» Read More »

Вера Мухина: Легенда скульптуры СССР

«Он сам выбрал все, и статую, и мою позу, и точку зрения. Сам определил точно размер полотна. Все — сам», — говорила Мухина. Признавалась: «Терпеть не могу, когда видят, как я работаю. Я никогда не давала себя фотографировать в мастерской. Но Михаил Васильевич непременно хотел писать меня за работой. Я не могла не уступить его настоятельному желанию».

Мухина самая известная скульпторша СССР. Ее «Рабочий и колхозница» является эмблемой киностудии «Мосфильма», и в мировой культуре это символ Советской России. Ее именем была названа Художественно Промышленная Академия, ее работы — основа советской пропаганды, и есть слух, что это она придумала форму знаменитых граненых стаканов в СССР.

Но жизнь Веры Мухиной полна тайн, которые тщательно скрывали в Советское время.

Вера Мухина далеко не рабоче-крестьянского происхождения. Она родилась в 1889 году в Риге (Латвия) в семье состоятельного купца-мецената Игнатия Мухина и дочери аптекаря, немецкого происхождения.

Ее мать умерла от туберкулеза, когда девочке было всего два года, и отец увез ее вместе со старшей сестрой в теплую Феодосию, где девочка получила первые уроки живописи и рисунка. Девочка так же проявляла талант и в музыке, но отцу больше нравилось, когда она рисовала, возможно потому, что он сам занимался этим видом искусства.

Отец умер в 1904 году, девочек взяли к себе достаточно богатые родственники из Курска. Родственники любили сестер Мухиных Веру и Марию, их хорошо обучали и отправляли отдыхать на курорты и России, и в Европе, в надежде удачно выдать замуж.

Но светской дамой Вере не суждено было стать, из-за несчастного случая в 1912 году. Когда Вера каталась на санках, она слишком разогналась на горке, и санки въехали в дерево. Больше всего пострадало лицо девочки. Сучок дерева отрезал ей нос. Нос пришили в Смоленской больнице, но это сильно изменило внешность. Несмотря на то, что потом Веру родственники отправили на пластические операции во Францию, лицо ее приобрело знаменитую «волевую грубоватость».
Следующие два года Вера прожила в Париже, где кроме лечения еще ходила на занятия к скульптору-монументалисту Э.А. Бурделю.

В 1914 году Вера Мухина возвращается в Москву, надеясь в скором времени отправиться в Италию, чтобы изучать скульптуру итальянских классиков. Но Первая Мировая война перечеркнула ее планы. Вера идет на курсы медсестер, чтобы работать в госпитале.
В госпитале Вера знакомится с будущим супругом Алексеем Замковым, который позже становиться профессором медицины. В 1916 году у них родился сын Всеволод.
Вера Мухина занималась не только скульптурой, но также и керамикой, стеклом (отсюда легенда про граненые стаканы), создавала театральные декорации и коллекции женской одежды.

 

В 1925-м году совместно с модельером Н.Л. Ламановой Вера Мухина получила приз за коллекцию женской одежды из дешевых материалов — ткацкого сукна, бязи, холста и бумазеи, шляпы — из рогожи, пояса были оформлены крашенным горохом, а пуговицы выточены из дерева. Платья украшал оригинальный орнамент, включая придуманный ею «петушиный узор».

Алексей Замков муж Веры Игнатьевны был талантливым врачом, изобрел один из первых гормональных препаратов, сам дома прооперировал сына, от лечения которого отказались другие врачи, и мальчик поправился. Но все это вызывало дикую зависть и неодобрение в советское время, его считали выскочкой, возможно из-за того, что он изучал народные методы лечения. Коллеги писали на него доносы, Алексея поставили «на учет», вызывали на допросы, грозили арестом. Вера Мухина планировала с ним бежать в Иран, но их планы быстро вычислили, предъявили Алексею Замкову обвинение в шарлатанстве и отправили жить в Воронеж, и конфисковали, при этом, все имущество.
В Москву Вера вернулась только после того, как за нее заступился Алексей Горький, с которым она была лично знакома. В 1934-м году у Алексея Горького погибает единственны сын писателя Максим Пешков, при невыясненных обстоятельствах. Вера Мухина делает для него надгробный памятник, причем сразу в двух экземплярах, один для Москвы, другой для родины Горького, Нижнего Новгорода.
К сожалению, на этом репрессии для семьи Мухиной не закончились. Богатые родственники оставили ей наследство, на которое Вера купила мужу дорогой электронный микроскоп. Вскоре Замков обвиняется в антисоветской пропаганде и в его лабораторию нагрянули с обыском. «Правоохранители» разрушили там все, и выбросили дорогой микроскоп в окно. Алексею запретили работать. Вскоре, у него появились проблемы с сердцем, и Алексей Замков умер.

Свою самую известную работу «Рабочий и колхозница» создавала не для ВДНХ, а для Парижской Всемирной Выставки, в 1937 году. Скульптура была не в том виде, к которому мы привыкли — она изображала полностью обнаженных мужчину и женщину в сильном движении, из тонких листов стали. Советская цензура решила, что такое изображение позорно. Вере Мухиной приказали на рабочего «натянуть штаны», а у колхозницы «прикрыть все». За несколько дней до выставки Вера успела прикрепить к фигурам элементы одежды, и Мухина уже не считала скульптуру завершенной. Но даже такую отцензурированную скульптуру французы полюбили и просили Мухину подарить ее им.

Вера Мухина вместе со скульптурой вернулась на родину. В Москве она полностью переделала скульптуру, сделав ее из более плотных листов стали. После чего Рабочего и Колхозницу установили на ВДНХ.

Скончалась Вера Мухина в 1953 году от стенокардии, и похоронена на 2-м участке Новодевичьего кладбища, рядом с мужем, которому памятник делала сама, и на надгробной плите которого написала «Для людей я сделал все, что мог».

Известные скульптуры Веры Мухиной «Земля, «Две крестьянки», «Партизанка»(1942), «Сидящая фигурка»(1947), «Крестьянка», «Балерина Семенова»

Вера Мухина: Легенда скульптуры СССР Read More »

Корзина для покупок
Прокрутить вверх