театр

Александр Яковлевич Головин: Навыки художника-прикладника пригодились при изготовлении бутафории, реквизита, орнаментальной разработке одежды сцены

Творческая деятельность А.Я. Головина многогранна и интересна. Александр Яковлевич Головин принадлежит к плеяде блистательных театральных живописцев, работавших в начале 20 века. Он является необычайно своеобразным художником, искусство которого отличается неповторимым оригинальным стилем. Головин проявил себя как мастера портрета, натюрморта и пейзажа, но подлинную славу обрел как театральный декоратор.

Александр Головин был рожден 17 февраля (1 марта по новому стилю) в 1863 году. Будущий живописец родился в семье священника. Произошло это важное для культурной жизни страны событие в Москве, на Плющихе. Через три года семья переехала в Петровско-Разумовское. В настоящее время эта местность является Москвой, а тогда это было Подмосковье. Переезд случился по причине назначения отца будущего художника. В то время Яков Данилович Головин был назначен профессором богословия, а также настоятелем местного храма, бывшей домовой церкви графов Разумовских. Академия, где начал работу отец художника была только что основана, это была Петровская земледельческая и лесная академия. В настоящее время эта академия известна под названием «Тимирязевка».

Автопортрет с полосатой тканью. 1927 г
Творческое развитие молодого художника шло медленно, чем у сверстников. Очень долго он не решался приступить к созданию жанровых полотен, ограничиваясь написанием небольших пейзажей, которые отличались ярким колоритом, но из-за излишней детализации казались тяжеловесными и дробными.
Писать пейзажи художник начал во время обучения в МУЖВиЗе, но после его окончания редко обращался к этому жанру. Однако нужно отметить, что в своей театрально-декорационной деятельности Головин нередко воспроизводил великолепные образы природы. Всерьез заниматься станковым пейзажем мастер стал только около 1907 г. Вот как он выражал свое отношение к нему: «В пейзажной живописи я всегда предпочитал импровизировать, а не воспроизводить действительность, — вероятно, также по причине преимущественного интереса к живописным задачам».
В 1898–1899 годах Головин занимался в абрамцовской гончарной мастерской, куда пришел по приглашению Е.Д. Поленовой. Одновременно с ним там работал и М.А. Врубель, который предложил принять участие в создании ряда панно для гостиницы «Метрополь». Главным украшением фасада этого здания стали майолики «Микула Селянинович» и «Принцесса Греза», выполненные по эскизам М.А. Врубеля. Головину же принадлежат панно «Клеопатра», «Орфей», «Лебеди». Совместная работа с талантливейшим мастером над оформлением «Метрополя» стала для Александра Яковлевича настоящей школой декоративного искусства: он освоил принципы преображения обыденного прозаического мира в фантастическое видение, а также научился «говорить» о давнем историческом событии современным языком.
В 1910–1920-х Головин написал ряд портретов своих современников — людей, так или иначе связанных с театральными кругами. Заметим, что если созданные ранее театральные портреты представляли зрителю актера в образе, то теперь художник сосредотачивает свое внимание непосредственно на личности модели (которая не всегда была артистом).
В 1917 Головин написал «Портрет В.Э. Мейерхольда». Мейерхольд Всеволод Эмильевич (1874– 1940) – театральный режиссер и актер. Народный артист РСФСР (1923). С 1914 под псевдонимом Доктора Дапертутто руководил экспериментальной работой студии на Бородинской ул., был директором-издателем журнала «Любовь к трем апельсинам» (1914– 1916). В 1915 поставил фильм «Портрет Дориана Грея» (по О. Уайльду) и снялся в нем в роли лорда Генри.
Портрет В. Э. Мейерхольда
Режиссер изображен сидящим около зеркала, что позволило художнику передать все особенности его внешности: худощавость фигуры, выразительность лица и рук, Отражение модели в зеркале позволяет увидеть её со всех сторон. По сути, мастер представил на полотне близнецов: один из них, смотрящий умными глазами на зрителя, недоверчив, где-то даже скептичен, второй же — печальный. Однако Головин не дает однозначного ответа, кто из них подлинный Мейерхольд, а кто — зазеркальный.
Портретов в творческом наследии мастера немного, но они вошли в сокровищницу русского реалистического искусства, заняв достойное место наравне с работами Б.М. Кустодиева, В.Д. Поленова, К.А. Коровина и других художников. Картины Головина отображают тенденцию отечественной дореволюционной портретной живописи — развитие реалистического декоративного портрета. В этом направлении живописец является одной из самых ярких фигур.
Особое место в творчестве Головина занимает натюрморт. Полотна, написанные в этом жанре, как правило, изображают цветы, которые были для художника неиссякаемым источником вдохновения. Натюрморты Александра Яковлевича во многом похожи между собой, но при этом каждый из них уникален. Мастер изображал только живые цветы, подчеркивая тем самым зависимость своего искусства от реально мира. Он писал их с большой, даже где-то «ботанической» точностью; в своих произведениях художник особенно любил использовать изящные фарфоровые или стеклянные вазы, статуэтки, подсвечники, чайники и многое другое. В качестве примера работы Головина в этом жанре можно назвать полотно «Фарфор и цветы». Оно является прекрасным образцом виртуозного мастерства, которого Александр Яковлевич добился в искусстве написания цветочных композиций. Натюрморты Головина отличаются весомой материальностью и в то же время они всегда декоративно утончены и «хрупки» по своей сути.
Александр Яковлевич Головин – Розы и фарфор, 1910~.

В сентябре 1897 года Головин женился на Марии Константиновне Котовой. Вскоре она родила Головину двоих прекрасных дочерей — Елену, Марию, и сына Александра. Брак не был долгим, вскоре он распался. Головин страдал. Страдания усугублялись потерей ближайшего друга и советчика — в ноябре 1898 года умерла Е. Д. Поленова. Спасла молодого художника только работа, в которую он окунулся с головой.

В 1898 году Московскую контору Императорских театров возглавил В. Теляковский, который являлся бывшим полковником, выпускником Академии Генштаба, при этом очень чутким к запросам современного искусства. Он принялся энергично реформировать всю систему подготовки спектаклей на казенной сцене. Первым делом Теляковский пригласил работать в Большой театр в качестве оформителей «настоящих» художников Коровина и Головина. Головин сильно сомневался в своих силах, но первый опыт (опера А. Корещенко «Ледяной дом») оказался удачен, и дело пошло.

Театр оказался истинным призванием Головина. Все предшествовавшие поиски в различных областях творчества были как бы подготовкой к театральному поприщу. Опыт монументалиста облегчал ему решение масштабных задач сценического оформления, работа в портретном жанре помогала создавать острые психологические характеристики персонажей при сочинении эскизов костюмов и гримов, навыки художника-прикладника пригодились при изготовлении бутафории, реквизита, орнаментальной разработке одежды сцены. В театре в полную силу развернулся декоративный дар Головина-живописца.
Живописный образ Головина включал в себя все элементы спектакля, и прежде всего его сценическое пространство. Он тщательно продумывал планы, высоты, игровые точки; разрабатывал подробную световую палитру. Головин является «отцом современного театрально-декорационного искусства».
Александр Яковлевич Головин – Эскиз декорации к опере А.Н.Корещенко Ледяной дом, 1900.
Постановка оперы «Ледяной дом» явилась крупным событием в культурной жизни Москвы. Декорации, написанные Александром Яковлевичем, имели ошеломляющий успех у публики, став откровением для искушенного московского зрителя. Пожалуй, впервые в истории театральных рецензий художественному оформлению спектакля было уделено не меньше внимания, чем солистам. Нужно сказать, что в 1900 эскизы декораций к «Ледяному дому» были выставлены на академической выставке наравне со станковыми произведениями. Эта работа стала для Головина первой ступенькой в его головокружительной карьере.
В последующие несколько лет Александр Яковлевич оформил целый ряд постановок для императорского театра. Среди них балет Л. Минкуса «Дон Жуан», для которого Головин выполнил декорации к первой и последней картине спектакля, и Н.А. Римского-Корсакова «Псковитянка».
Александр Яковлевич Головин – Вече в псковском кремле. Эскиз декорации к опере Н.А. Римского-Корсакова Псковитянка, 1901
К оформлению «Псковитянки» художник подошел неординарно. Мастер не стал придерживаться старых принципов построения композиции декораций оперных спектаклей, когда задник располагался строго параллельно рампе, а боковые кулисы, расходясь от нее, должны были образовывать условную фронтальную перспективу. Александр Яковлевич использовал совершенно иные приемы. Он строил сценическую композицию не фронтально, а по диагонали, при этом кулисы и задник располагались под разными углами к рампе, а иллюзия глубины пространства создавалась за счет ритмического чередования плоскостей, объемов и различных световых и цветовых акцентов. Спектакль имел шумный успех у зрителей, однако среди критиков высказывались мнения о недопустимости подобного оформления.

В мае 1901 года Теляковский стал и директором Императорских театров. В Петербург вместе с ним переехал и Головин. С того времени Головин и Теляковский стали очень хорошими друзьями, на протяжении долгого времени они работали рука об руку. Не все и не всегда между ними было гладко, но, тем не менее, перед принятием решений Теляковский всегда советовался с Александром. Каждый год они вместе отправлялись заграницу, вплоть до 1912 года. Нарекания же директора вызывала медленность работы Головина, вызванная «самоедством» мастера, который время от времени терял веру в себя.

В этот период своей жизни Александр был в самой гуще культурной петербургской жизни. Он был довольно близок к кругу «Мира искусства», хотя были и некоторые разногласия. Лидеры объединения Бенуа и Добужинский не однажды устно и в печати «покусывали» своего коллегу. Целую эпоху петербургского бытия Головина составила его совместная работа с Мейерхольдом. К тому времени Мейерхольд уже успел поиграть в Художественном театре. Также он пытался реализовать свои новаторские идеи в театре Веры Комиссаржевской.

Но во взглядах на режиссуру они не сошлись, и Мейерхольд в 1907 году оказался «на улице». Здесь ему на помощь пришел Головин. Он рекомендовал режиссера Теляковскому. Тот взял его на работу. Следующие десять лет Головин и Мейерхольд стали близкими друзьями, как на работе, так и в частной жизни. «Орфей и Эвридика» и «Маскарад» являлись самыми «громкими» плодами их совместного творчества. В 1912 году Головин стал действительным членом Академии художеств. В это же время у него обнаружились первые признаки серьезной сердечной болезни, и врачи посоветовали художнику покинуть столицу. С 1913 года и до самой смерти Головин жил в Царском Селе.

Одним из самых главных событий стала работа в Мариинском театре над оперой М.И. Глинки «Руслан и Людмила». Работа над «Русланом и Людмилой» позволила Александру Яковлевичу окончательно определить свой стиль, именно здесь полностью сложилась декоративная система, которую мастер будет использовать в других постановках.
Сад Черномора. Эскиз декорации IV действия оперы М. И. Глинки „Руслан и Людмила». 1913
Характерной чертой новой манеры художника стала сложная соподчиненная трактовка живописной формы, «разбитой» на множество мельчайших форм и цветов, гармонично взаимодействующих благодаря контрастам и ритмам. Довольно скоро пейзажи Головина начали походить на красочные панно, реалистические образы природы приобрели декоративный характер. Например, в работе «Пейзаж. Павловск», «Умбрийская долина» и другие.
Эпоха, которая была как – будто специально создана для Головина, окончилась в 1917 году. Рухнула старая Россия, а вместе с ней — и изысканная культура «серебряного века». В театре говорили об упрощенном «искусстве для народа».
В 1925 Головин совершил поездку в Одессу, где принял участие в реконструкции оперного театра, пострадавшего от пожара. В это же время он познакомился с К.С. Станиславским, который приехал в приморский город в связи с гастролями Московского художественного театра, Знакомство переросло в творческое сотрудничество — режиссёр пригласил художника оформить спектакль «Евгений Онегин» в Ленинградском театре. Александр Яковлевич с большим энтузиазмом взялся за создание эскизов. К. сожалению, постановка не была осуществлена, но возникшее в ходе этой работы взаимопонимание двух деятелей русского театра дало превосходный результат. Через два года их совместными усилиями на сцене МХАТа был поставлен спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» П.-О. Бомарше, ставший всемирно известным шедевром.

После 1925 года Головин практически не выезжал из бывшего Царского.

В 1927 году в Художественном театре с оглушительным успехом прошла премьера спектакля. Сам же художник не смог попасть на премьеру. У него сильно отекли ноги, ему был прописан постельный режим. Эта премьера была последним триумфом Головина. Последние три года жизни Головину снились декорации, ведь он был отлучен от активной театральной жизни. Он чувствовал себя забытым и мучился этим. 17 апреля 1930 года Александр Головин скончался.

В 1928 Александр Яковлевич стал первым из советских сценографов, кому было присвоено звание народного артиста РСФСР.
Творчество А.Я. Головина разнообразно. Он смог проявить свой талант в разных направлениях искусства. На наш взгляд, работы А.Я. Головина могут стать источником творчества в современном дизайне.

Александр Яковлевич Головин: Навыки художника-прикладника пригодились при изготовлении бутафории, реквизита, орнаментальной разработке одежды сцены Read More »

Сергей Судейкин: Червонный король: с одной стороны — большевик, с другой — во фраке и с моноклем

Судейкин Сергей Юрьевич (Георгиевич) родился в Санкт-Петербурге в 1882 году в семье подполковника Отдельного корпуса жандармов Георгия Порфирьевича Судейкина. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1897—1909). Учился у А. Е. Архипова, А. С. Степанова, А. М. Васнецова, Н. А. Касаткина, Л. О. Пастернака (однако за демонстрацию на студенческой выставке весьма фривольного содержания рисунков, в манере, «не входившей в учебную программу», был отчислен сроком на один год вместе с М. Ф. Ларионовым и А. В. Фонвизиным).
Судейкин Сергей Юрьевич (1882-1946) «В опере», 1920-e
Начало карьеры Сергея Судейкина, как театрального художника связано с московским театром «Эрмитаж» в Каретном Ряду, так в 1902 году совместно с Н. Н. Сапуновым он работает здесь над оформлением целого ряда оперных постановок в их числе «Орфей» К. В. Глюка и «Валькирия» Р. Вагнера.
Вернувшись в училище после покаянного письма, Судейкин обрел новых учителей и с 1903 года продолжает обучение в мастерских В. А. Серова и К. А. Коровина. Сам Судейкин Коровина очень уважал и считал себя художником, «идущим от Коровина».
Вместе с Н. Сапуновым в 1903 году иллюстрирует драму М. Метерлинка «Смерть Тентажиля».
С. Судейкин. Эскиз декорации к постановке пьесы «Смерть Тентажиля» М. Метерлинка. 1905 год

В дальнейшем Судейкин оформляет постановки для Малого драматического, Русского драматического и театра Комиссаржевской в Петербурге. Помимо этого, как художник он сотрудничает с журналами «Весы», «Аполлон», «Сатирикон» и «Новый Сатирикон» и в 1904 г. — участвует в выставке «Алая роза».

1905 — участник выставок «Московского товарищества художников», «Союза русских художников» (1905, 1907—1909).

1907 — становится одним из создателей символистского художественного объединения «Голубая роза». Участник выставок «Венок-Стефанос» (1907, Москва), «Венок» (1908, Петербург). В январе 1907 г. женится на актрисе и танцовщице Ольге Глебовой.

Зал выставки «Голубая роза». 1907 год

В 1909 г. Сергей Судейкин — выпускник МУЖВЗ со званием неклассного художника. В том же 1909 г. поступил в Санкт-Петербургскую Академию Художеств, в мастерскую Д. Н. Кардовского. Тогда же знакомится с А. Н. Бенуа и благодаря этому знакомится с другими «мирискуссниками».

1911 г. — вступает в объединение «Мир Искусства». В этот период большое влияние на художника оказывает творчество К. А. Сомова. Один из организаторов и декоратор литературно-художественного кабаре «Бродячая собака».

На смену «Бродячей собаке» пришло новое кабаре — «Привал комедиантов». В 1915 г. Сергей Сулейкин выполняет декоративные панно для театра-кабаре «Привал комедиантов» и расписывает зал театра-кабаре. Стены и потолок закрасил черным. Во мраке подвальных сводов мерцали знаки зодиака — осколки зеркал в золотом обрамлении. Мрачно, таинственно и театрально. Открытие подвала было демонстративно «кабаретным». Гостей при входе встречал карлик в диковинном костюме по эскизу Судейкина. Сновали слуги в восточных тюрбанах.
Если «Бродячую собаку» украшал портрет Ольги кисти мужа в роли Путаницы, то в «Привале комедиантов» гости могли увидеть ее эротический портрет в виде нимфы, за которой ухаживает фавн, смахивающий на Мейерхольда. Но «Привал», безусловно, ассоциируется с другой картиной, давшей название заведению. В конце 1915 года расстаётся с женой, Ольгой Глебовой-Судейкиной. В этом же году знакомится с актрисой Верой Шиллинг (урожденной Боссе) в марте 1916 года она переезжает к нему в Петербург. Их образы получили отражение в творчестве поэта Михаила Кузмина: «Чужая поэма», и пантомима «Влюблённый дьявол». Обе жены изображены С. Судейкиным на картине «Моя жизнь» 1916 г.
В описаниях хорошо узнаваемы четыре маски, изображенные в виде героев Commedia dell’arte. Возле каждого из них героев, специально для вас разместили, его реальные портреты, чтобы можно было убедиться в их узнаваемости.
С. Судейкин «Моя жизнь — приют комедиантов». 1916 гг.
Сам автор — С. Судейкин — изображен справа в виде Арлекина. В виде Коломбины изображена его жена — О.А. Глебова-Судейкина, с которой они расстались в 1915 г.
В тот же год Судейкин сходится с Верой де Боссе. Они живут вместе много лет, вместе эмигрируют, и позже Вера Судейкина сходится с Игорем Стравинским. Она изображена в виде обнаженной женщины, лицо которой мы видим в зеркале. Исходя из ее портрета работы того же Судейкина, полагаю, что загадочный ребенок на картине — это тоже она.
Слева в черном костюме доктора Дапертутто изображен М.Кузмин. Брак Судейкина с О.А. Глебовой-Судейкиной распался после того, как она узнала о его гомосексуальной связи с Кузминым.Таким образом, все узнанные персонажи связаны любовной связью с автором картины и у каждого своя роль. Он — Арлекин, Пьеро — поэт Михаил Кузмин, актерка-кукла — Ольга Глебова-Судейкина, Муза-Венера — вторая жена Судейкина, Вера Шиллинг, Доктор Дапертутто — Всеволод Мейерхольд.
В 1917 г. Судейкин уезжает в Крым, живёт в окрестностях Алушты, затем в Мисхоре, в Ялте участвует в выставке, организованной С. К. Маковским, вместе с Н. Д. Миллиоти, С. А. Сориным и другими. В Крыму образовался настоящий творческий кружок петербургской интеллигенции. Говорили об искусстве, о России, о революции. В один из таких вечеров 1918 года у Судейкина спросили: «Неужели у вас, Сергей Юрьевич, не болит сердце за родину?» «Оно переболело уж давным-давно, и теперь я благословляю приход немцев, которые делают нас снова людьми! И неужели вы думаете, что Россия была раньше Россией, а не немецкой колонией? А Николай был русским? А Екатерина Великая была русской? Нет, не говорите мне о России, она умерла вместе с Алексеем Михайловичем. Теперь, может быть, наступил момент, когда Русский дух снова возродится!» — ответил он.

Сейчас бы сказали, что это плач по потерянной России. У Судейкина вообще был оголен нерв «русского», родного. Тогда же он признался жене: «Все-таки Россию никогда не забудешь, и знаешь, о какой мастерской я мечтаю, может быть, это нелепо — в русском стиле. Бревенчатые стены, угол с иконами, и ты сидишь там персидской царевной».

В Крыму Судейкин поразил публику признанием, что он строго верующий православный и… большевик. «Сережа — червонный король. С одной стороны — большевик, с другой — во фраке и с моноклем». — Эта фраза Веры в дневнике метко характеризует натуру художника, в котором театральность переплелась с естеством.

С. Судейкин. Кукольный театр. 1915 год
В феврале 1918 г. Судейкин женится на Вере Шиллинг, взявшей его фамилию. В апреле 1919 г. переезжает в Тифлис (1919 г.), где оформляет литературные кафе — «Химериони» и «Ладья аргонавтов». В декабре 1919г. переезжает в Баку, затем возвращается в Тифлис, затем в Батум.

В 1920 г. Сергей и Вера Судейкины эмигрируют во Францию, путь его лежит из Батума через Марсель в Париж. В Париже становится сценографом кабаре «Летучая мышь» Н. Ф. Балиева. В мае 1922г. расстаётся с женой, Верой Судейкиной. В Париже оформляет два спектакля для труппы Анны Павловой. С труппой Балиева Судейкин приезжает на гастроли в США (1922 г.) и обосновывается в Нью-Йорке.

В период с 1924 по 1931 годы активно работает над оформлением многих постановок для театра «Метрополитен Опера», (балеты И. Стравинского «Петрушка» (1925), «Соловей» (1926), оперы «Садко» Н. Римского-Корсакова (1930), «Летучий голландец» Р. Вагнера (1931), сотрудничает с труппами М. М. Фокина, Л. Ф. Мясина, Дж. Баланчина. Создает декорации к голливудскому кинофильму «Воскресенье» (1934—1935) по роману Л. Н. Толстого.
Работы художника находятся во многих известных российских и зарубежных музеях, таких как: Государственная Третьяковская галерея, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Государственный Русский музей, Саратовский художественный музей имени А. Н. Радищева, Бруклинский музей в Нью-Йорке и других.
Сергею Судейкину посвящено стихотворение Николая Гумилёва «Путешествие в Китай».

 

Воздух над нами чист и звонок,
В житницу вол отвез зерно,
Отданный повару пал ягненок,
В медных ковшах играет вино.

Что же тоска нам сердце гложет,
Что мы пытаем бытие?
Лучшая девушка дать не может
Больше того, что есть у нее.

Все мы знавали злое горе,
Бросили все заветный рай,
Все мы, товарищи, верим в море,
Можем отплыть в далекий Китай.

Только не думать! Будет счастье
В самом крикливом какаду,
Душу исполнит нам жгучей страстью
Смуглый ребенок в чайном саду.

В розовой пене встретим даль мы,
Нас испугает медный лев.
Что нам пригрезится в ночь у пальмы,
Как опьянят нас соки дерев?

Праздником будут те недели,
Что проведем на корабле…
Ты ли не опытен в пьяном деле,
Вечно румяный, мэтр Раблэ?

Грузный, как бочки вин токайских,
Мудрость свою прикрой плащом,
Ты будешь пугалом дев китайских,
Бедра обвив зеленым плющом.

Будь капитаном. Просим! Просим!
Вместо весла вручаем жердь…
Только в Китае мы якорь бросим,
Хоть на пути и встретим смерть!

Последние годы жизни Сергей Судейкин, русский живописец, график и художник театра, тяжело болел и в августе 1946 г. умер в Найаке (штат Нью-Йорк, США).

Сергей Судейкин: Червонный король: с одной стороны — большевик, с другой — во фраке и с моноклем Read More »

Корзина для покупок
Прокрутить вверх