Ян Вермеер Дельфтский: Жанровые композиции — «поэзия обыденности»

Ян Вермеер Дельфтский – великий голландский художник. Сведений о художнике почти не сохранилось. Родился в Дельфте в семье бюргера, владевшего гостиницей. Он также занимался производством шелка и приторговывал картинами. Возможно, поэтому мальчик рано заинтересовался живописью. Его наставником стал мастер Карель Фабрициус. Вермеер вскоре женился на Катерине Больнее — дочери богатого бюргера и уже в 1653 был принят в гильдию Св. Луки. В 1654 пожар и взрыв дельфтских пороховых складов унесли жизнь наставника Вермеера. Художник очень тяжело переживал потерю друга. С этого времени изменился стиль его картин. Впрочем, он закончил ранее заказанные ему произведения на религиозные сюжеты: «Христос у Марфы и Марии» и «Диана с нимфами».

Христос у Марфы и Марии

Картина «Христос у Марфы и Марии» написана в традициях утрехтской школы, и некоторые исследователи творчества мастера считают ее доказательством того, что Вермеер какое-то время учился живописи за пределами родного Делфта. Фигуры на картине кажутся «повисшими» в неком неопределенном, условном пространстве, что очень странно для мастера жанровой живописи, каковым являлся Вермеер.

С 1654 Ян Вермеер создает картины, которые объединяет «поэзия обыденности».

У сводни

Как вполне сложившийся блестящий мастер Вермер выступает уже в ранней картине «У сводни» (1656, Дрезден, Картинная галерея). Она поражает невиданной в голландской жанровой живописи яркостью и полнокровностью характеров, монументальностью форм, праздничной звучностью цвета (интенсивные красные, желтые, зеленые, черные и белые цвета, положенные крупными плоскостями). В дальнейшем Вермер отказывается от любования выразительно-характерными типами и ситуацией, что составляет одну из важных черт картины «У сводни»; как правило, он более не работает и в таком крупном формате. Вермер находит себя в другом. Но, оставаясь верным традиционным для голландского бытового жанра сюжетам, он придает им совершенно новый, духовный смысл.

Жанровые композиции Вермера обычно изображают одну или две фигуры (преимущественно женские) в интерьере голландского дома. В его персонажах почти нивелировано все индивидуальное — это вариации обобщенного, своего рода имперсонального образа-типа, призванного концентрировать в себе смысл, дух произведения. В образе девушки в картине «Девушка, читающая письмо» (вторая половина 50-х годов, Дрезден, Картинная галерея) как бы сосредоточена царящая в комнате тишина и ясный покой, а сама она становится олицетворением того чувства душевной чистоты, которое определяет всю атмосферу сцены. Зримым аналогом этой духовной атмосферы является поток серебристого света, льющийся в окно, и воздух, наполняющий интерьер. В произведениях Вермера благодаря строгой и безупречно выверенной композиции, подчеркнутой почти полным отсутствием действия, а также характеру типажа изображенный мотив воспринимается не как отдельное явление будничной действительности, а как некое вечное состояние, в котором уловлена и воплощена сама суть взаимоотношений человека и мира. Для Вермера главный принцип их сосуществования — это принцип гармоничного и высокопоэтичного единства. Мастер огромного поэтического дара, Вермер трактует события повседневной жизни в особом ключе — они словно бы существуют в иной, далекой от обыденности сфере, где все диктуется не требованиями житейской целесообразности, а законами чистой лирики. В картинах Вермера — таких, как «Бокал вина» (ок. 1660, Берлин-Далем, Картинная галерея), «Женщина у окна» (вторая половина 50-х гг., Нью-Йорк, Метрополитен-музей), «Женщина, примеряющая ожерелье» (начало 60-х гг., Берлин-Далем, Картинная галерея), «Кавалер и дама у спинета» (ок. 1660, Лондон, Бэкингемский дворец) — за обычным, ничем не примечательным эпизодом домашнего быта открывается возвышенный и прекрасный мир, в котором оживает дух классической гармонии. По существу, главным в произведениях Вермера стержнем их эстетического решения является общий эмоциональный тон сцены, господствующее в ней настроение. Его рождает музыкальность ритма, согласующего в картине пространство, объемы, линии; пластическое совершенство форм; дивные созвучия чистых, сияющих, светоносных красок; прозрачность воздушной среды, напоенной удивительно воссозданным дневным светом.

Кавалер и дама у спинета

Художественная структура картин Вермера становится как бы материализацией поэтического содержания его жанровых сцен, их лирической духовной атмосферы. Богатства смысловых оттенков и эмоциональных интонаций Вермер добивается изощренной тонкостью композиции и колорита. Поражают гениальная смелость его живописи и непогрешимость мастерства. В картинах Вермера чаруют красота, благозвучие и изысканность цветовых гармоний, причем цвет поразительно скоординирован со светом. Чрезвычайно разнообразны и фактурные приемы Вермера. Он сочетает широкие движения кисти, гладкое письмо и мелкие мазки различной формы, передающие характер поверхности предметов и вибрацию света и воздуха вокруг них. В «Служанке» (Амстердам, Рейкс-музеум) маленькие мазочки, положенные на холст с величайшей тщательностью, точностью и разнообразием, воспроизводят все особенности структуры тканей, хлеба, глиняного кувшина, струи молока; в композиции «Офицер и смеющаяся девушка» (конец 50-х гг., Нью-Йорк, собр. Фрик) они воссоздают солнечный свет и даже ощущение радостного оживления, разлитое в атмосфере.

Офицер и смеющаяся девушка

Для более поздних работ характерны сплавленное гладкое письмо, нежные сочетания голубого, синего и желтого цветов, объединенных жемчужно-серым тоном. В персонажах Вермера и в эмоциональном строе его произведений появляется особая сдержанность, утонченность, изящество — таковы «Женщина с письмом» (Амстердам, Рейксмузе-ум) или «Головка девушки» (Гаага, Маурицхейс), где, кажется, перед нами предстает само олицетворение созерцательного вермеровского лиризма.

Богатство фактурных приемов и невиданное еще в голландской — да и во всей европейской — живописи мастерство в воспроизведении дневного света и цвета в свете и атмосфере позволили Вермеру создать в некоторых своих полотнах почти чувственно осязаемую иллюзию реальности, но он никогда не преступает границ искусства и всегда остается поэтом. Лучший пример тому — два пейзажа, написанные Вермером в конце 50-х годов, которые по праву считаются шедеврами мирового пейзажного искусства. В «Улочке» (Амстердам, Рейксмузеум) часть городской застройки Дельфта — дом богадельни для старух и примыкающий к нему дворик — написаны Вермером с натуры (чего не делал еще никто из живописцев XVII в.), из окна его дома, находившегося напротив этого здания.

В маленькой улочке

Кирпичный фасад богадельни, переплеты окон, ставни, стены с потрескавшейся штукатуркой, вьющийся виноград, мощеная улица — все передано с предельной детальностью и портретной точностью. Но в этой тщательности воспроизведения и поразительной остроте наблюдения заключен высший смысл — проследить жизнь архитектуры в свете, воздухе и атмосфере. Они как бы изменяют облик зданий (удивительно разнообразны, например, оттенки красно — кирпичного цвета фасада), а изъяны формы уподобляют сооружения живому организму, подверженному действию времени. Невидимая, но осязаемая жизнь архитектуры чувствуется с особой силой в покое и дремотной застылости тихого Дельфта. Картина Вермера, где воспроизведен случайный вид городской улицы, построена так, что пропорциональные отношения золотого сечения, которые имеет фасад богадельни (примерно 3:5), выдержаны в соотношении всех ее элементов. Пейзаж полон гармонии.

Cамый известный в западном искусстве пейзаж XVII века и одна из самых больших картин Вермеера является «Вид Дельфта». Абсолютным шедевром её делают взаимодействие света и тени, изумительное облачное небо и тонкие отражения в воде. Это безветренный день, и в городе царит атмосфера спокойствия. Вермеер отразил это умиротворение в своей композиции, разбив её на четыре горизонтальные полосы – берег, воду, город и небо.

Вид Дельфта

На набережной слева находятся мать с ребёнком, двое модно одетых мужчин и женщина, ведущие беседу, а ближе к центру – ещё две женщины. Вода – это часть реки Схи, впадающей в Рейн. Водный район, изображённый Вермеером, был расширен в 1614 году и стал гаванью Дельфта. Художник выбрал вид на север. На картине доминируют крепостные стены с двумя воротами XIV века – Схидамскими и Роттердамскими. В левой части на горизонте вдали виднеется шпиль Старой церкви. Значительная часть города скрыта в тени, за исключением освещённой солнцем башни Новой церкви. Более половины картины отведено драматическому утреннему небу; крошечные часы на Схидамских воротах показывают время после семи. «Вермеер также изобразил здания немного более опрятными, чем они были на самом деле», – отмечает Маурицхёйс.

Вид сверху на город Вермеер, вероятно, писал со второго этажа гостиницы. Для передачи мерцающего отражения на воде он использовал точечную технику – её легко увидеть в районе двух лодок справа. Некоторые искусствоведы считают это свидетельством того, что художник использовал камеру-обскуру: рассеянные блики, подобные этим, появляются на частично сфокусированных изображениях, которые передаёт устройство.

В основном Вермеер писал для своих заказчиков-меценатов. Самыми большими почитателями его таланта были пекарь Хендрик ван Буйтен и хозяин печатной мастерской Якоб Диссиус, в коллекции последнего согласно историческим данным в 1682 г. находилось 19 картин художника.

В 1672 году началась война с Францией, в Голландии наступил экономический кризис, торговля живописью замерла, впоследствии этих событий семья Вермееров, в которой на тот момент было 11 детей, полностью разорилась. Бедственное финансовое положение приблизило смерть Вермеера, наступившую от сердечного приступа 15 декабря 1675 года. Вдова художника после его кончины была вынуждена продать работы Вермеера за бесценок, чтобы расплатиться с кредиторами.

Ян Вермеер Дельфтский: Жанровые композиции — «поэзия обыденности» Read More »